Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Пензенские святыни

ЧУДОТВОРНЫЕ И ОСОБОПОЧИТАЕМЫЕ
ИКОНЫ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ

2.

ЧУДОТВОРНАЯ ИКОНА КАЗАНСКОЙ БОЖИЕЙ МАТЕРИ
В ПЕНЗЕНСКОМ КАФЕДРАЛЬНОМ СОБОРЕ

Чудотворная Казанская икона Божией Матери. Автор фото: А. Дворжанский     Казанская икона Божией Матери, находящаяся в Пензенском кафедральном соборе*, писана древним, греческим письмом на липовой деке*, размерами в вышину 21,5 вершок, в ширину 16 вершков, и украшена серебряною позлащенною ризою с венцом, осыпанным стразами*, а под ним на плате пятью звездами, в которых 42 мелких бриллианта. Живопись от времени изменилась. Из строенной города Пензы книги, хранящейся в пензенском уездном архиве, видно, что эта Св. Икона принесена в дар блаженной памяти царем Алексеем Михайловичем, пожаловавшим ее в 1666 году из своих царских чертогов в честь основания этого, в то время пограничного, города ц на благословение новопоселенных граждан.

     Старожилы пензенские сохраняли предание, что для принятия от царя Св. Иконы жителями Пензы отправлена была в Москву особая депутация, которая и принесла ее на руках в Пензу. По предварительном извещении жителей гг. Пензы, Мокшана, Ломова и Саранска о приближении шествия со Св. Иконой, толпы жителей из означенных городов устремились на сретение* ее и, по выражению предания, собралась на пути тьма народа, которая, предводимая пензенским духовенством, и внесла Св. Икону в пензенскую соборную церковь.

     Усердие христиан, оказанное при встрече иконы, не могло не пробудить в местных жителях особенной веры и благоговения к ней, как к дару и благословению благочестивого царя, по свойственному христианам чувству особенного почитания к каждой иконе, полученной на благословение.

     И сия вера оправдалась чудотворениями, которые вскоре начали истекать от сей иконы всем прибегавшим пред оною с теплою молитвою к Царице Небесной.

     В соборной библиотеке хранится древняя рукопись, в которой обстоятельно изложено сказание о трех чудесах, бывших от сей Св. Иконы Богоматери.

     Первое. До времен императора Петра Великого порубежный город Пенза претерпевал частые набеги и опустошения от кочевавших в степях астраханских и саратовских нагайцев, которых от главного кочевья их на Кубани местные жители назвали кубанцами. В устах старожилов еще сохранилось название Кубанского погрома. Это было самое большое нашествие кубанцев на провинциальный в то время город Пензу и на окружные его города и пригороды с селами, совершенный ими в 1717 году.

     Кубанцы беспощадно предавали огню целые селения, а жителей или умерщвляли, или со скотом и другим имуществом уводили в плен. Опустошивши окрестные пригороды Рамзай и Мокшан, они в больших силах подступили и под город Пензу.

     Жители города, подкрепленные дворянами, явившимися из уезда со своими людьми на помощь и защищение Пензы, несколько дней отражали неприятеля с крепостного вала, ожидая между тем воинской помощи от правительства. Но ожидаемая помощь не приходила; а защитники со дня на день уменьшались. Пензенская сила ослабевала.

     Тогда пронеслась по городу страшная весть, что 4-го августа кубанцы положили всею массою сил своих ударить на город, разбить крепостные башни и ворота и город весь выжечь и вырубить. Погасла надежда на свои силы и ожидаемое подкрепление; но еще оставалась вера, крепчийшая меди и железа. Накануне рокового дня жители вобрались в соборную церковь искать защиты у Царицы Небесной пред ее чудотворным образом. Слезные вопли ни умолкали всю ночь. Наконец с появлением на небе утренней зари молящихся известили, что варвары уже начали генеральный приступ к городу.

     Тогда Св. Икона крепкой Заступницы рода христианского, со крестами и хоругвями, была вынесена на площадь к Никольским воротам. Началось молебное пение к Взбранной Воеводе, сопровождаемое воплем многим младенцев, юных и старых.

     И вдруг лик Богоматери на иконе почернел наподобие угля и из очей его появились слезы. Христиане в ужасе и трепете пали ниц, а многие теснились к иконе, чтобы освятиться священными слезами Св. Образа. Между тем, протоиерей читал молитву: «О Пресвятая Госпоже Дево Богородице...». Молебное пение оканчивалось; но молитвенные слезы еще лились рекою и рыдания всеобщей скорби не умолкали. Тогда увидели новое чудо: лик Богоматери просиял, как солнце, дивным и неизъяснимым светом. Сердца молящихся забились радостною надеждою; и скоро весть, что город спасен, что кубанцы бегут от Пензы, оправдала эту надежду.

     Побораемые невидимою силою, они устремились от города в беспорядке, с великою поспешностию забирая пленных и повозки. Вышедшие после из плена рассказывали признание самих варваров, что в то самое время, как они готовы были окончательно ударить на город всеми силами, увидели пред своими полчищами прекрасную, но грозную Деву, выехавшую из Пензы на белом коне, в сопровождении двух благолепных старцев, одного плешивого, а другого брадатого (прим. 1), и светоносными паче* солнца лучами, как пламенным мечем, поражающую нападавщих, от чего они объяты были страхом и бежали.

     Так крепким заступлением Царицы Небесной спасен был город, а вера в чудотворную силу Казанской иконы Божией Матери между жителями умножилась и распространилась.

     Второе. По прошествии нескольких лет после сего в Пешей слободе* города Пензы была слепая девица, солдатская дочь, много лет света Божия не видавшая. Однажды ей явилась в сонном видении Пресвятая Богородица и приказала наутро идти в соборную церковь, обещая прозрение.

     Слепая со священным восторгом и радостною надеждою исполнила повеление и в храме, во время молебного пения пред иконою Пресвятыя Богородицы, к удивлению всех предстоящих, вдруг освободилась от слепоты своей.

     Третье. Теща пензенского секретаря Гавриила Саввина Ермолаева, помещица Настасья Танеева, жившая Пензенского уезда в Шукшинском стану в селе Блохине, была больна так, что отнятие ног и лишение памяти были уже признаками близкой смерти.

     Слыша о многих чудесах от соборного образа Божией Матери, она чрез зятя своего секретаря Ермолаева просила соборного протоиерея о дозволении принести к ней чудотворный образ. И когда образ зятем ее Ермолаевым в сопровождении священника с крестом и многими боголюбивыми христианами был внесен в дом ее при пении Богородичных стихов, страждущая, воззрев на лик грядущей к ней Небесной Целителъницы душ и телес, мгновенно почувствовала совершенное исцеление от болезни, встала с своего смертного одра и в продолжение всего молебного пения стояла на ногах, с пламенным усердием и слезами благодаря свою Исцелительницу. Бывшие в Блохине соборяне, секретарь с женою и другие очевидцы всюду тогда же разгласили о сем преестественном исцелении.

     Сим оканчивается сказание древней соборной рукописи о чудесах от святыя Иконы Божией Матери; но не оканчиваются самые чудеса.

     В домах боголюбивых христиан пензенских можно, встречать другие рукописи, в коих первая дополняется следующими чудесами:

     1. За несколько лет до Пугачева бунта один пензенский мещанин сделался болен смертельною горячкою; все отчаялись в жизни больного, который казался уже более мертвецом, нежели живым. Но между тем страдалец беспрестанно возводил мысль свою к Небесной Предстательнице живота нашего*, Царице Богородице, прося ее помощи. И в день Успения Владычицы, когда он мысленно преклонялся в молитве пред соборною иконою Божией Матери, вдруг почувствовал освобождение от своей болезни и в одно мгновение, к удивлению предстоявших, сделался здоров.

     2. После сего случая граждане города Пензы чувствовали непобедимую силу от соборной Казанской иконы Богородицы в двух общественных бедствиях города. Живо памятный в здешнем крае злодей Пугачев вопреки своих бесчеловечных правил прошел чрез город Пензу, хотя не без вреда для жителей, но без смертоубийства. Радость о сем жителей тогда же отнесла сие к чудесному заступ­лению Владычней Иконы Божией Матери соборной, к которой они, как во время Кубанского погрома, в сие скорбное время прибегли с общественною молитвою.

     Из лагеря за рекою Пензою Пугачев дал было повеления яицкому казаку Федору Чумакову, названному от него фельдмаршалом, казнить двух градских бургомистров, Бориса Елисарова и Петра Андреева Какушкина, но и сии чудным покровительством Божией Матери спасены были. А с 3-го на 4-е августа Пугачев, послышав воинские команды, его преследовавшие, подобно кубанцам, бежал поспешно от города Пензы на Петровск.

     3. Впрочем, этот побег еще не совсем умиротворил жителей Пензы. Крестьяне головинских вотчин, обласканные самозванцем и обольщенные свободою от рабства, взбунтовались и, предводимые слугами Пугача, вооружились на граждан пензенских за то, что они не приняли его с честию, подобающею Царю. Новое бедствие ознаменовалось новым покровительством Царицы Небесной. Жители города стеклись паки* в соборную церковь с пламенною молитвою к крепкой Заступнице напаствуемых, и ее предстательством шеф Евфим Петрович Чемезов, вышедший против бунтовщиков с малыми силами, разбил совершенно огромные толпы их, н. таким образом, предстательством Царицы Небесной мир водворен как в Пензе, так и в окрестностях ее. .

     Благодарными жителями Пензы 4-го августа, по двукратному в этот день избавлению города от нашествия кубанцев и злодейств Пугачева, в продолжение нескольких лет после сего совершаемо было празднество Божией Матери ради Казанской Ее иконы, которой пели на Всенощных бдениях: «Величаем Тя, Пресвятая Дево! и чтим образ твой святый, им же избавихомся от поганаго нашествия».

     Ныне жители Пензы в общественных бедствиях и частных скорбях, и радостях прежде всего обращают молитвенные взоры к Казанской соборной иконе Божией Матери. Нет больного, который бы не искал в ней исцеления, нет скорбящего, который бы не ожидал от нее утешения; и если бы человеку дано было знать сокровенное, то пред нами открылось бы целое море благодатных чудес, обильно изливающихся и до днесь* на всех, с верою прибегающих к сей Святой Иконе.

     Одно из таких чудес пред взорами целой Пензы совершилось над бывшим пензенским губернатором, покойным тайным советником Филиппом Лаврентьевичем Вигель, который предстательством Царицы Небесной, пред чудной её иконою получил здоровье и жизнь, когда врачи объявили ему близость смерти и когда началась уже последняя, предсмертная икота.

     Дочь покойного Филиппа Лаврентьевича, восьмидесятилетняя благочестивая старица Елисавета Филипповна Вигель, в настоящее время так рассказывала автору о сем чудеси, которого она была очевидицею:

Это было во 2-й год управления отцом её Пензенскою губерниею; больной лежал недвижим; три доктора попеременно брали пульс его и единогласно объявили, что жизнь продолжится недолго. Между тем жена больного, благочестивая Мавра Петровна Вигель, испросила благословение преосвященного Гаия с торжественным ходом при колокольном звоне принести из собора чудотворный образ Всемирной Заступницы. Образ был принесен. Доктор стоял у возглавия больного и постоянно смотрел пульс его; больной икал, как обыкновенно бывает пред смертню. Началось молебствие с водосвящением. По освящении воды ветошка была намочена оною и приложена к голове больного. Он заснул. Когда образ Царицы Небесной обратно отнесен был в собор и жена подошла к больному, доктор взял пульс его и с изумлением нашел в нем быструю, неожиданную перемену к лучшему; он тогда же поздравил Мавру Петровну с чудом, — и действительно, проснувшись, больной попросил чая, благодарил Царицу Небесную за облегчение болезни и скоро выздоровел.

     Две сребропозлащенпые кованые ризы, украшенные камнями, из коих одна вооружена усердием жителей Пензы, вскоре после умирения города от бунта Пугачевского, а другая — в недавнее время тайною советницею Маврою Петровною Вигель, за многие милости, излившиеся над домом ее от сей чудной иконы, достаточно свидетельствуют о всеобщей вере в чудотворную силу Казанской иконы Божией Матери, в пензенском соборе находящейся.

 

     ПРИМЕЧАНИЯ:

     1. Граждане заключили, что то были угодники Божии — Николай Чудотворец и Преподобный Сергий Радонежский, которого тогда в соборе был придел.

     * В настоящее время Казанская икона Божией Матери находится в Митрофаниевской церкви, отреставрированная и без оклада.

 

     Дека — доска;

     Страз, страза — поддельный, хрустальный алмаз;

     Сретение — встреча;

     Паче — ярче;

     Пешая слобода — район к югу от Соборной (Советской) площади;

     Предстательница живота нашего — защитница жизни нашей;

     Паки — опять, снова;

     Днесь — ныне, сегодня.

 

Продолжение следует...
Начало в первом выпуске «Временника».

 

Публикацию подготовил А. ДВОРЖАНСКИЙ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 2 — 1991,
с. 13-14.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 64 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте