Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

 

     УСАДЬБА ТЕНИШЕВЫХ

     Горожане давно уже обратили внимание на ремонтно-реставрационные работы, которые ведутся на углу улиц Урицкого и Бакунина. Но помешенная на доме табличка с надписью:

«Бывшая городская усадьда Тенишевых. Историко-архитектурный памятник конца XIX — начала XX века»

вряд ли может удовлетворить даже простое любопытство, не говоря уже о глубоком интересе к историческим местам нашего города.

     Редакция надеется, что публикуемые материалы помогут значительно прояснить возникающие вопросы как в отношении объекта реставрации, так и по поводу ведущихся работ.

 Все, что осталось от усадьбы Тенишевых на сегодняшний день спустя 12 лет после выхода в свет этой статьи. Автор фото: П. Черных.

 

в прошлом

Биография пензенского дома

     УСАДЬБА ТЕНИШЕВЫХ
      В ПРОШЛОМ…

     В 1887 году Хабиб Джамал Хабибудовна Тенишева купила у крестьянки Елизаветы Ивановны Павловой (прим. 1) усадьбу на пересечении улиц Казанской и Предтеченской. В то время никто даже и не мог предположить, что отдельные факты текущей здесь своим чередом жизни приобретут в будущем общественную значимость и усадьба попадет в разряд исторических памятников как своеобразный центр культпросветработы и место пребывания деятелей татарской культуры.

     Здесь жили участник революционных событий 1905 года, один из организаторов спектаклей на татарском языке Рахим Мубинович Тенишев, его двоюродная сестра, одна из первых служащих женщин татарской национальности в крае Айша Алимовна Тенишева. Возглавляя дошкольный сектор отдела народного образования в Пензе, она открыла в своем доме детсад и детдом для татарских детей. Здесь же обосновался культпросветкружок, ставивший спектакли на татарском языке, деятельность которого распространялась и за пределы Пензы — спектакли шли в татарских селах Шукше, Усть-Узе и др.

     Во флигеле усадьбы одно время жил театрал Якуб Кулахметов (Кулахметьев) — близкий родственник Тенишевых. О встрече с ним и его братом в Пензе рассказал в своей книге «Мои скитания» писатель В. А. Гиляровский.

     Часто бывал в доме Тенишевых и видный татарский писатель Гафур Кулахметов (прим. 2). (Подробнее о нем можно узнать из помещаемой ниже статьи).

     До настоящего времени на бывшей усадьбе Тенишевых сохранились главный деревянный дом с мезонином, небольшой флигель, а также кирпичное здание, где раньше в передней части находились жилые помещения, а в задней — службы (погреб, каретник, конюшня и кладовая).

     Два первых здания были построенных в 1890-1893 гг. (прим. 3), а позже, где-то около 1910 г., они были существенно перестроены (прим. 4).

     Не так давно был сломан деревянный флигель по ул. Урицкого, построенный в 1916 г. (прим. 5) новым владельцем усадьбы Михаилом Марковичем Пушкиным, которому она перешла в 1915 году от Тенишевых (прим. 6), оставшихся здесь же проживать на правах квартирантов до 1976 года.

Проект реставрации мечети     Кроме названных зданий на усадьбе располагалась также мечеть — единственный в Пензе памятник культовой мусульманской архитектуры. Правда сейчас, глядя на дом № 10 по ул. Бакунина, хотя и обращающий на себя внимание необычной выступающей на улицу частью, по форме напоминающей перевернутую бутылку (а на деле являющейся михрабом*), трудно предположить, что над этим зданием когда-то возвышался минарет*.

     Однако, благодаря усилиям научного сотрудника института языка, литературы и истории Казанского филиала АН СССР И. А. Абдуллина, удалось найти проект пензенской мечети, опубликованный в 1911 году в альбоме мечетей России, выпущенном к 25-летию службы муфтия* Внутренней Россия и Сибири (прим. 7), что сделало возможным её полноценное восстановление.

     Любопытна история строительства мечети. На суконной фабрике Акчурнна в Кузнецком уезде (ныне Верхозимская суконная фабрика), где управляющим работал муж владелицы усадьбы Мухаметшериф Тенишев со своими двумя сыновьями, была обнаружена значительная порча шинельного сукна, идущего на нужды армии, что грозило серьезными последствиями. Хозяйка пензенской усадьбы Хабнб Джамал Тенишева дала зарок — в случае, если нависшая над семьей беда пройдет мимо, построить за свой счет в Пензе мечеть, для чего, видимо, в 1891 г. и была куплена соседняя (по ул. Предтеченской) усадьба — у купца Дмитрия Васильевича Тихомирова — с расположенным на ней двухэтажным каменным домом (прим. 8). Этот дом, построенный еще в 1887 г. (прим. 9), но так и не приспособленный под жилье, и решено было обратить в соборную мечеть, которая была построена в 1893-1894 гг. (прим. 10), а в 1895 г., вместе с частью бывшей усадьбы Тихомирова, Тенишевы передали мечеть магометанскому обществу (прим. 11).

     В 1929 году ее, как и большинство культовых учреждении Пензы, закрыли, а в бывшей мечети разместилась татарская школа (прим. 12). Впоследствии здание приспособили под жилье. И лишь недавно принято решение о передаче его мусульманской общине, что вселяет надежду па восстановление в недалеком будущем интересного памятника архитектуры, который своим необычным обликом придаст неповторимый национальный колорит всему «татарскому кварталу» (прим. 13).

 

     ПРИМЕЧАНИЯ:

     1. Государственный архив Пензенской области (ГАПО), ф. 109, оп. 1, д. 260, л. 85 об.

     2. Исторические сведения, не подкрепленные документально, записаны со слов правнука Хабиб Джамал Тенишевой — известного тюрколога, члена-корреспондента АН СССР Эдъгема Рахимовича Тенишева, родившегося в этом доме.

     3. В документах переписи недвижимых имуществ г. Пензы (1910 г.) указана дата постройки — 1890 г. (ГАПО, ф. 158, оп. 3, д.1180, л. 176), однако увеличение оценки усадьбы, свидетельствующее об изменениях на ней, произошло в 1893 г. — новая оценка утверждена 21 сентября 1893 г. (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 295, с. 112, 113, № 833), что дает основание считать этот год датой окончания строительства.

     4. Сравнивая настоящие размеры главного дома усадьбы (совпадающие с размерами дома в 1910 г.— ГАПО, ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 176 об) и его мезонина с размерами в 1903 г. (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 625, л. 651 об.), видим, что к 1910 г. дом стал значительно большим. Причем отсутствие в документах переписи недвижимого имущества за 1910 г. его поэтажных планов говорит о том, что, хотя дом уже и был построен (перестроен), но не был еще приспособлен под жилье.

     Расположенный рядом с ним по ул. Урицкого деревянный флигель имеет такой же, как и главный дом, декор, что свидетельствует об одном времени постройки. Поэтому произведенный в нем к 1910 г. ремонт, как указано в документе (ГАПО, ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 175), можно понимать и как некоторую наружную переделку.

     5. Архив БТИ г. Пензы. Инвентарная опись усадебного места. 1924 г.; ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 1230-в, л. 57 об.

     6. ГАПО, ф. 109, оп. 1 д. 1169, л. 126.

     7. Альбом «Юбилей ядхаре». Казан: мэтбаши Кэремия, 1911, без пагинации («Памятный подарок юбилею». Казань: типография товарищества Каримовых, 1911).

     8. ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 314, л. 86 об.

     9. В 1887 г. дом был еше «не отстроен», но нижний этаж был занят складом рогож (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 258, л. 275), то есть он был практически готов, почему фразу «не отстроен» следует понимать как «не отделан».

     10. В 1890 г. о нем сказано: «кам. 2 эт. дом без всякого отдела, то есть негодное для жилья, занято рагошкой и никакого помещения сданного нет и не бывает» (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 297, л. 208 об.).

     Здание перестроили под мечеть в 1893 (Памятная книжка Пензенской губернии за 1911 г., с. 98) или 1894 году (ГАПО, ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 23). При этом к задней части была сделана пристройка — сени перед молельней, увеличившая здание в длину, над которой был возведен минарет.

     11. Дарственная от 16 января 1895 г. (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 400, л. 86 об.).

     12. ГАПО, ф. р-453, оп. 1, д. 1305, л. 23, д. 909, л. 94, 94 об.

     13. Название «татарский квартал» вводится в обиход не только в связи со всем вышеперечисленным, но и в силу других обстоятельств. Здесь же, на соседней с мечетью усадьбе, с 1886 г. жил ахун* Потиев (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 246, л. 86 об., № 825) и его жена Серви Джамал Хантемировна — до 1909 г. (ГАПО, ф. 109, оп. 1, Д. 859, л. 81 об., № 745). Две усадьбы в этом квартале принадлежали татарскому купцу Сейфеддину Сеиту Баталловичу Мишкину: первая (располагалась рядом с усадьбой ахуна Потиева) — с 1856 г. (ГАПО, ф. 24, оп. 1, д. 2230, л. 11 об.) по 1874 г., когда она по духовному завещанию перешла Пензенскому магометанскому обществу (ГАПО, ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 163), открывшему здесь магометанскую молельню, существовавшую до постройки мечети, а в 1904 г. построившему на ней магометанское училище (ГАПО, ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 163-166 об.); вторая усадьба (у Красного моста) — с 1849 г. (ГАПО, ф. 24, оп. 1, д. 1975, л. 32 об., 33) — до самой его смерти, после чего с 1878 г. усадьбой стала владеть его жена Биби Арифа Курмаевна Мишкина (ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 125, л. 88 об., № 693), продавшая её в 1882 г. (ГАПО. ф. 109, оп. 1, д. 172, л. 88 об., № 693). Таким образом, половиной усадеб в этом квартале улицы Бакунина долгое время владели представители татарской национальности, находившиеся, возможно, все между собой в родственных отношениях.

 

     * михраб — молитвенная ниша, завершаемая полукуполом, помешается в стене мечети, обращенной к Мекке — священному городу мусульман, где родился основатель ислама Мухаммед,

     минарет — башня для призыва мусульман на молитву,

     муфтий — высшее духовное лицо у мусульман,

     ахун — духовное звание мусульманских богословов и служителей культа, стоящих выше муллы,

     мулла — служитель культа в исламе, обычно выбираемый мусульманами из своей среды, часто сочетал отправление культа с функциями преподавателя в школе.

 

А. ДВОРЖАНСКИЙ.

 

Опубликовано: «Пензенский вестник любителей старины», № 3 — 1991,
с. 9-10.

 

в будущем

С любовью к старине

     УСАДЬБА ТЕНИШЕВЫХ
      В БУДУЩЕМ

     Приказом управления культуры Пензенского облисполкома № 44 от 24 февраля 1988 года было положено начало реставрационным работам на усадьбе Тенишевых. Изначально целью являлось создание в городе музея-читальни на татарском, мордовском и чувашском языках. Но время все ставит на свои места. Решением горисполкома № 75 от 5 марта 1991 года здание бывшей мечети, входящее в комплекс усадьбы, передано Пензенской мусульманской общине. Таким образом, бывшая усадьба так называемого «татарского квартала» получает направление в своем развитии в определенную сторону.

     Вероятность формирования рядом с мусульманским религиозным центром православных традиций мордовской культуры настолько мала, что следует предполагать и дальнейшее развитие всего комплекса усадьбы, как в образном, так и во внутреннем содержании, как центра татарской культуры.

     Целью реставрации усадьбы не может быть точное восстановление всего комплекса, что складывался с 1890-93 гг., хотя бы потому, что информация, которую дает нам о зданиях усадьбы архив БТИ г. Пензы за 1923-24 гг., не может служить достаточным материалом для детального воссоздания всех её этнографическо-бытовых особенностей. Безусловно, реставрация каждого из зданий усадьбы, будь то главный дом, или мечеть, или флигель должна быть выполнена, максимально приближаясь как в мате­риале, так и в архитектурно-планировочной основе к оригиналу, получив лишь новую функциональную начинку (за исключением мечети, которая не может быть ничем иным).

     Усадьба, утратив в советское время все вспомогательные постройки, один флигель и мечеть в её первозданном виде, все же сохранилась как нечто целостное, как один организм, потенциально способный при комплексной реставрации сыграть немалую роль в пространственной организации застройки прибрежной части города.

     Реставрация комплекса усадьбы Тенишевых, и особенно мечети, повлияет в целом на силуэт застройки береговой линии реки Суры. Это будет еще одним шагом к возрождению живой, многообразной планировочной и объемно-пространственной структуры старого города с обилием высотных доминант, которыми являлись культовые здания.

     Проектом генерального плана реставрации предлагается следующее:

     — сохранить основные здания усадьбы: главный дом, два флигеля. (один из которых был снесен уже в тот период, когда шла работа над проектом реставрации усадьбы, т. е. весной 1989 года), каменное здание бывших служб и мечеть;

     — весь комплекс усадьбы вместе с мечетью формировать как единое целое с учетом всех возможных, функциональных связей;

     — в снесенном флигеле после его восстановления разместить объект общепита с национальной татарской кухней, а в ныне существующем малом флигеле — небольшую гостиницу для приезжих гостей;

     — главный дом — это музей-читальня и театральная гостиная (где будут возрождены традиции бывшего здесь когда-то татарского домашнего театра), а также административные помещения.

     Конечно, центром всей усадьбы должна стать мечеть. Сейчас Творческо-производственный коллектив «А-989» Пензенской организации Союза архитекторов РСФСР приступил к проекту реставрации мечети. К концу этого года проект будет завершен, а в 1992 году можно будет приступить к его осуществлению.

     Реставрация главного дома усадьбы уже идет, но, к сожалению, не так быстро и с рядом отступлений от проекта. Эти вынужденные изменения вызваны расположением усадьбы в современной планировочной структуре города. Сложившаяся застройка бывшей ул. Предтеченской (ныне ул. Бакунина) деформирована строительством центрального рынка. Улица Урицкого (бывш. Казанская) стала чрезвычайно загруженной транспортной магистралью. Наличие мощного транспортного потока, направляющегося на Бакунинский мост через р. Суру и обратно, почти вплотную проходящего вдоль границ усадьбы, вызывает деформацию конструкций, сказывается на :состоянии деревянной резьбы и обивки, загрязняя их выхлопными газами. Целый пучок электрокабелей, сложенных вдоль стен главного дома прямо на месте бывших приямков у окон подвала, не позволяет установить оконные проемы в подвале в том виде, как эго было.

     Все это говорит о том, что необходимо решать важный градостроительный вопрос — перенос транспортной развязки и ослабление транспортного потока вдоль усадьбы. Проблема должна быть решена за счет строительства путепровода, предусмотренного проектом реконструкции центра Пензы, который разгрузит от транспортных потоков улицы Урицкого и Бакунина.

     Хочется особо остановиться на реставрации мечети. Бригада архитекторов увлеченно работает над проектом ее восстановления, но уже сейчас, даже на стадии проектирования, ощущается некоторая неудовлетворенность. Дело в том, что истории свойственно повторяться. Когда-то бывшая мечеть была построена с отступлением от проекта. Мы не знаем, по каким причинам не был сооружен над михрабом купол, задуманный неизвестным архитектором. Но тогда даже эта немаловажная деталь не усугубляла общее впечатление от здания, так как высокий, стройный минарет, общее гармоничное сочетание отдельных деталей создавали впечатление целостности и единства.

     Сейчас же, приступая к проекту реставрации и чувствуя более чем скромные финансовые возможности заказчика (Пензенской мусульманской общины), выслушивая его опасения о нехватке средств и, соответственно, просьбы «делать попроще», задумываешься невольно о смысле проводимой скрупулезной работы в процессе проектирования. Стремления архитекторов вернуть зданию мечети былую гармонию и красоту могут закончиться весьма плачевно. Не будет не только купола, который, несомненно, надо восстанавливать в соответствии со старым проектом, но останутся даже примитивные, изуродованные железобетонными перемычками окна и Двери, вместо былых легких и своеобразных. Мало того, задумываешься уже над тем, будет ли минарет выдержан в тех же пропорциях? А вдруг не хватит кирпича и он станет в два раза ниже? Может быть это гипербола, но чего только не бывает.

     Городу нужно вылечить свое израненное лицо, восстановить былую гармонию. Поэтому надо быть мудрее и дальновиднее. Нельзя экономить на красоте. Экономить же на возрождающейся красоте вдвойне неразумно. Нельзя в угоду сиюминутным финансовым проблемам лишать своих детей и внуков возможности прикоснуться к истории. Если уж мы будем делать ущербными храмы, независимо от вероисповеданий, — православные они, католические ли, мусульманские, — то грош нам цена. Это непростительный грех.

Н. КУТЫРЕВА.

 

Опубликовано: «Пензенский вестник любителей старины», № 3 — 1991,
с. 10-11.
 

 

Г. Кулахметов


     ГАФУР КУЛАХМЕТОВ

     Гафур Юнусович Кулахметов родился в Пензе в 1881 году. Его отец вместе с родственниками содержал доставшийся им в наследство мыло-варенно-свечной завод. Однако предприятие просуществовало недолго. Отец будущего писателя, не выдержав конкуренции с более крупными заводовладельцами, разорился и навсегда покинул Пензу. После долгих скитаний в поисках работы он приехал в Казань и устроился мастером на один из мыловаренных заводов. Здесь в 1898 году Гафур поступает учиться в Казанскую татарскую учительскую школу. Юноша много и настойчиво занимается самообразованием, довольно широко и глубоко знакомится с передовой русской, татарской и европейской литературой. Годы учебы открыли для него совершенно иной мир и в корне изменили мировоззрение юноши. Неизгладимый отпечаток наложило на него приобщение к русской литературе — носительнице идеалов освободительной борьбы. Выход из темного царства насилия и угнетения Гафур и его товарищи нашли в нелегальной демократической литературе, которую они изучали в созданном при школе подпольном кружке.

     В 1902 году он заканчивает учительскую школу и начинает преподавать сам в рабочей слободе. В 1906 году пишет драму «Две мысли» — одно из первых произведений татарской пролетарской литературы. Изображая борьбу революционной мысли с реакционной в сознании главного героя, автор заставляет читателя размышлять о необходимости борьбы за новые идеалы. В следующей драме «Молодая жизнь» он создает образ нового человека и пытается нарисовать его портрет.

     Наследие, оставленное писателем, крайне невелико — скоропостижная чахотка рано оборвала его жизнь. Кроме названных — одна небольшая новелла «Сон правоверного имама», поэма «Разрушенный мол» несколько публицистических статей... Художественных вещей набирается на тонкий сборник. Но и по тому, что наткано, — можно судить, какой огромный талант вспыхнул па рубеже веков в татарской литературе. Умер Г. Кулахметов в 1918 году и похоронен в деревне Юнки Краснослободского уезда Пензенской губернии (ныне Мордовская АССР).

     В мае этого года (1991 г. — прим. админ.) в Пензе в литературном музее проводился торжественный вечер, посвященный 110-летию со дня рождения Г. Ю. Кулахметова, на который были приглашены член-корреспондент АН СССР Э. Р. Тенишев, профессор А. Ахмадулин, доцент Р. Нуруллина. Организаторы вечера выражают благодарность колхозу «Россия» Неверкинского района, председателю Ф. А. Еналиеву за финансовую помощь в его проведении.

Р. БИБАРСОВ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 3 — 1991,
с. 11-12.

 


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 6 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте