Печать
Рейтинг:   / 12
ПлохоОтлично 

Лица и эпоха

     РАБОТА ПРИДВОРНОГО ПОРТРЕТИСТА
     В ПЕНЗЕНСКОЙ ГАЛЕРЕЕ

     Среди произведений, хранящихся в собрании Пензенской картинной галереи, «Портрет В. Д. Римской-Корсаковой» является, бесспорно, одной из работ, вызывающих наибольший интерес посетителей музея.

 

      Для ознакомления с содержанием материала необходимо навести курсор на одну из кнопок и нажать на нее
         ↓                                                                        

Часть I


     Портрет написан в Париже в 1858 г. В это время Наполеон III стремится ослепить всю Европу блеском своего двора, роскошью приемов и туалетов. Изобретательность парижских фабрикантов, портных и модисток кажется неиссякаемой. Перегруженность — отличительная черта в оформлении костюма того времени. Хрупкая романтическая женственность предшествующего периода уступает теперь перед телесной земной красотой. И Римская-Корсакова соответствует этому идеалу.

Варавара Дмитриевна Римская-Корсакова Портрет работы Ф. К. Винтерхальтера, 1858 г. Холст, масло, 146х114 см. Картинная галерея им. К. А. Савицкого, Пенза.     С портрета смотрит на нас молодая красивая женщина в роскошном бело-розовом платье с необычайно широким кринолином (прим. 1), введенным в моду придворным портным императрицы Евгении Ч. Бортом.

     Обращает внимание четкая композиционная построенность портрета, высокий профессионализм рисунка и моделировки формы, незаурядное живописное мастерство. Фигура Римской-Корсаковой умело вписана в довольно большой (146x114 см) овальный формат холста, вплотную приближена к переднему плану. Художник остро ощущает пластику фигуры, мастерски пользуется светом, передавая с его помощью очертания форм до иллюзорности отчетливо. Глубокое декольте платья, обнажающее шею, унизанную жемчугом, плечи, руки, дает возможность почувствовать красоту женского тела. Поражает виртуозное владение кистью, живописец великолепно передает воздушность газовой ткани, тяжелый блеск меха, мягкую фактуру бархата, переливы жемчуга, шелковистость волос.

     На разработанном в сложных оливковых тонах, переходящих и розоватые светлеющие оттенки, фоне выделяется выразительное, мягко и нежно моделированное лицо с большими с восточным разрезом глазами, открытым лбом, обрамленным пышными струящимися каштановыми локонами. Портрет написан тщательно и вместе с тем в свободной живописной манере. Колорит его, построенный на сочетании бело-розовых, вишневых, оливковых, изумрудно-зеленых, коричнево-золотистых цветов, изыскан и наряден.


 

Читать далле
Подняться к началу

Часть II


Франсуа Ксавье (Франц Ксавер) Винтерхальтер (1806—1873). Автопортрет     Автор портрета — Франсуа-Ксавье (Франц-Ксавер) Винтерхальтер (1806—1873) является одним из ведущих портретистов Европы второй и третьей четвертей XIX столетия (прим. 2). Он был выдающимся представителем так называемого салонного искусства, которое советское официальное искусствознание характеризует как искусство поверхностное, безыдейное, в социальном отношении консервативное, где высокая живописная техника служила средством создания чисто внешних эффектов и была направлена на идеализацию образов, лишенных глубинных психологических характеристик. Но дело в том, что любое направление в искусстве считает именно свою эстетическую программу наиболее художественно верной и наилучшим образом служащей целям развития искусства и общества. В сознании людей это приводит к образованию устойчивых стереотипов. Император Наполеон III. Портрет работы Ф. К. Винтерхальтера, 1852 г.. Холст, масло, 240x155 см. Музей Napoleonico, Рим, Италия. Например, люди, воспитанные в традициях европейской культуры, признавая многие достижения художественных культур иных регионов, все же сознательно или бессознательно наиболее «правильной» считают европейскую художественную систему. Точно так же тезис «искусство для искусства» для иных неприемлем, а для многих является манифестом их художественного творчества. В значительной степени последнее можно отнести и к салонному искусству.

     Следует помнить, что в XIX в. салонное искусство в массовом сознании общества лидировало в художественной жизни. Тысячи европейских художников ориентировались в своем творчестве на достижения ведущих мастеров Салона (прим. 3). То, что сейчас в истории признано определяющими этапами развития искусства, современниками почти не замечалось. Точно так же и нам сейчас трудно представить в полной мере, имена каких художников определят для потомков современный художественный процесс.

     Салонное искусство упрекают в отсутствии внутренней содержательности образа, но салонные портретисты и не стремились к этому, во всяком случае в том смысле, как то понимается демократической художественной критикой.

     Салонный портрет был искусством совершенно откровенно Императрица Евгения, урождённая графиня Монтихо, последняя императрица Франции, супруга Наполеона III. Портрет работы Ф. К. Винтерхальтера, 1853 г.. Холст, масло, 240x155 см. Музей Napoleonico, Рим, Италия. обслуживавшим аристократию, со всеми вытекающими отсюда целями и результатами. Но в любом случае высокое художественное мастерство остается бесспорным достижением салонного портрета.

     Винтерхальтер и художники его круга талантливо передавали портретное сходство, умение носить одежду и богатство самой одежды, и хотя бы в этом смысле их работы как документальное свидетельство эпохи неоценимы. Жители Пензы могли в этом воочию убедиться на выставке портретов Винтерхальтера из музеев страны, проходившей летом 1988 года в Пензенской картинной галерее. На ней перед зрителем прошел ряд представителей аристократических фамилий России. И как бедно было бы наше представление о той эпохе, если бы не существовало портретов, выполненных салонными художниками французской, русской и иных национальных школ. Ни одно исследование по истории, литературе, декоративно-прикладному искусству XIX в. не обходится без обращения к наследию салонных портретистов.

     Салонный портрет винят в том, что за внешней эффектностью, роскошной документальностью костюма и обстановки, откровенной идеализацией модели нет личности, нет характера. Но абсолютно ли это утверждение? Что представляла собой Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова? Прежде всего это была красивая и умная женщина, и разве Винтерхальтер не отразил это в своем портрете? В полной собственного достоинства осанке Римской-Корсаковой нет надменности и манерности, что очень часто, нужно отметить, встречается в портретах салонных художников, когда такую трактовку портрета диктует сама модель. Вряд ли выражение лица Варвары Дмитриевны создает образ холодной самовлюбленной светской красавицы. Ее лицо безмятежно, но наблюдательный и серьезный взгляд карих глаз — свидетельство живого ума и внимательного отношения к миру этой еще совсем молодой женщины.

     При встрече с портретом В. Д. Римской-Корсаковой зрителя интересует все: личность портретируемой, ее общественное положение, фамильные связи, в том числе степень родства с великим композитором, история бытования портрета (обстоятельства его написания и поступления в музей, местонахождение в разные годы). Попытаемся вкратце ответить на эти вопросы.


 

Читать далле
Подняться к началу

Часть III

     Варвара Дмитриевна происходила из костромского дворянского рода Мергасовых, известного с начала XVII в. (прим. 4). К сожалению, нам ничего неизвестно о ее близких родственниках. Муж же ее принадлежал к знаменитому в российской истории и культуре роду; одни опубликованные материалы лишь о ближайшем окружении Н. С. Римского-Корсакова настолько обширны, что в данной статье не представляется возможным привести их даже в кратком изложении. Поэтому ограничимся только фактами, касающимися лично Варвары Дмитриевны и семьи ее мужа.

     Жигмунд Корсак, родом чех, подданный Священной Римской империи, поступил на службу к великому князю литовскому Витовту. Его сын Венцеслав прибыл в Россию в 1390 г. в числе сопровождавших невесту великого князя московского Василия Дмитриевича — великую княжну Софию Витовтовну. От него и пошел в России род Корсаковых. Некоторым из них в 1677 г. было дозволено именоваться Римскими-Корсаковыми. В 1890 г. потомство Жигмунда Корсака съехалось в Москву для празднования 500-летней годовщины прибытия в Россию их родоначальника. Итогом этого съезда стал «Список лиц рода Корсаковых, Римских-Корсаковых и князей Дондуковых-Корсаковых с краткими биографическими сведениями» (СПб, 1893). Из этой родословной явствует, что великий русский композитор Николай Андреевич Римский-Корсаков приходился свекору Варвары Дмитриевны — Сергею Александровичу — четвероюродным братом (их прапрадед — санкт-петербургский вице-губернатор Яков Никитич Римский-Корсаков) (прим. 5).

     Родители Сергея Александровича — камергер Александр Яковлевич Римский-Корсаков (ум. 1814 или 1815) и Мария Ивановна Наумова (1764 или 1765—1832). Им принадлежало около 2500 душ мужского пола в Рязанской, Тамбовской и Пензенской губерниях, в том числе с. Архангельское, Голицыне тож, Саранского у. Пензенской губ. (прим. 6).

«Мария Ивановна Римская-Корсакова должна иметь почетное место в преданиях хлебосольной и гостеприимной Москвы. Она жила, что называется, открытым домом, давала часто обеды, вечера, балы, маскарады, разные увеселения, зимою санные катанья за городом, импровизированные завтраки (...). Сама Мария Ивановна была тип московской барыни, в хорошем и лучшем значении этого слова» (прим. 7).

     Балы и вечера у Марин Ивановны в ее доме у Страстного монастыря были в числе самых веселых в Москве. К ней можно было приезжать поздно, уже с другого бала, потому что здесь танцевали до рассвета; нравились ее балы еще щедростью освещения. В числе близких знакомых семьи Марии Ивановны были А. С. Пушкин, П. А. Вяземский и А. С. Грибоедов (прим. 8).

     Традиции дома унаследовал Сергей Александрович Римский-Корсаков (29.10.1794 — 01.07.1883, погребен в Донском монастыре в Москве), участник войны 1812 г. — последний хлебосол Москвы. Об устраиваемых им в середине столетия маскарадах Д. Д. Благово вспоминал:

«(...) это были многолюдные блестящие праздники, подобных которым я не помню и каких Москва, конечно, уже никогда более не увидит».

     22 апреля 1828 г. Сергей Александрович женился на дочери коллежского советника Алексея Федоровича Грибоедова Софье (двоюродной сестре А. С. Грибоедова). 13 апреля 1829 г. у них родился сын Николай (прим. 9), ставший впоследствии мужем Варвары Дмитриевны Мергасовой.

     Наступил черед обратиться к единственному источнику, наиболее полно характеризующему атмосферу их жизни. Это воспоминания кн. Дмитрия Дмитриевича Оболенского, тульского помещика, брата Александра Оболенского — последнего владельца знаменитого Бахметьевского хрустального завода (с. Никольское Городищенского у. Пензенской губ., ныне г. Никольск Пензенской обл.). Мемуарист, находившийся в близком окружении Л. Н. Толстого, лично знал В. Д. и Н. С. Римских-Корсаковых. Теперь обратимся к самим воспоминаниям, опуская некоторые частности повествования и исправляя неточности автора мемуаров (прим. 10).

«К лицам характеристическим великосветской Москвы конца 60-х годов мы должны отнести Николая Сергеевича Корсакова, блестящего когда-то лейб-гусарского офицера, (...) женившегося на московской богатой невесте Варваре Дмитриевне Мергасовой (прим. 11). Когда-то сам очень богатый, Н. С. Корсаков, мало заботясь о будущем, недолго пожил с своею женою и, несмотря на то, что терял многое, разъехался с ней (прим. 12). Корсаков был тип бонвивана (человек, любящий жить в свое удовольствие, богато и беспечно; кутила, весельчак — Авторы) прежнего времени. Веселый, остроумный, очень элегантный, он был любимцем московского общества и на балах официальных и придворных часто дирижировал оными. Мы узнаем его в лице Николеньки (неточность мемуариста: Егорушки — Авторы) Корсунского (прим. 13) на бале у генерал-губернатора в «Анне Карениной». Самая жизнь его сложилась как-то беспутно (...).

Жена его считалась не только петербургскою, но и европейскою красавицей (прим. 14). Блистая на заграничных водах, приморских купаниях, в Биаррице и Остенде, а также в Тюльери, в самый разгар безумной роскоши императрицы Евгении и блеска Наполеона III, В. Д. Корсакова делила успехи свои между петербургским великим светом и французским двором, где её звали Татарская Венера (в подлиннике написано по-французски — Авторы)! Кажется, из-за неё у Корсакова была дуэль с также известным в Москве А. С. Козловым, тогда тоже лейб-гусаром-оригиналом». Дуэль (на пистолетах) проходила в Твери и окончилась легкими ранениями противников, «оба попали под суд, хотя не особенно строгий. Но Корсаков оставил полк, переселился в Москву, где и щеголял уже в штатском платье, лишь изредка надевая придворный мундир, ему пожалованный (...). А жена его навсегда переселилась за границу, купила себе в Ницце прекрасную виллу, где и поселилась. «Вилла Корсаков» (в подлиннике — по-французски — Авторы), лежащая по новой дороге из Ниццы к Виллафранко, известна всякому русскому, бывавшему в Ницце.

Оригинальна была в своем роде В. Д. Корсакова. Имея за собой как будто массу поклонников, она очень назойливых обыкновенно озадачивала выражением: «Да у меня муж-красавец, умный, прекрасный, гораздо лучше вас». Она и в литературу вдавалась, удивляя иностранцев своею всестороннею, русскою своеобразностью, и напечатала довольно интересную книжку, в заглавии которой красовался ее портрет, изящная литография с ее великолепного портрета, сделанного в Париже знаменитым Винтерхальтером, при таком эпиграфе: «Лишения и печали мне указали Бога, а счастье заставило познать Его». Она и жизнь свою кончила на «Вилле Корсаков» (в подлиннике — по-французски — Авторы), сумев в течение оной вселить сильную страсть в преданных ей людях. Один из ее поклонников, некто З., как при жизни посещал ее ежедневно, так и после смерти ежедневно бывал у ее могилы. Редкая привязанность в наш век!

Н. С. Корсаков вел (...), по-видимому, беззаботную (...) жизнь в Москве (...). Скачки тоже были его страстью, и там чаще всего встречался я с ним, будучи в то время также скаковым охотником. Умер он, оплакиваемый родными и друзьями, не дожив до 50 лет. Престарелые родители его пережили его. Они считались в родстве с Грибоедовым, который, говорят, многие типы «Горя от ума» взял из семьи Корсаковых» (прим. 15).


 

Читать далее
Подняться к началу

Часть IV

     Перейдем теперь к истории бытования портрета В. Д. Римской-Корсаковой. В картинную галерею он поступил из Пензенского краеведческого музея (прим. 16). Документальных свидетельств о местонахождении портрета В. Д. Римской-Корсаковой до его поступления в краеведческий музей не обнаружено. Но изучение родственных связей Римских-Корсаковых (по печатным и архивным источникам) побудило нас выдвинуть в сер. 1970-х гг. предположение, что портрет, возможно, поступил в краеведческий музей из имения А. А. Арапова при с. Проказна (прим. 17): на его дочери Екатерине был женат сын Варвары Дмитриевны Н. Н. Римский-Корсаков (бракосочетание состоялось 11 октября 1881 г.), причем перед революцией супруги имели в Проказне постоянное место жительства (прим. 18).

     В нач. 1980-х гг. от Варвары Андреевны Оппель (ум. 1989), падчерицы сына владельца имения (прим. 19), до революции во время каникул постоянно проживающей в Проказне, мы узнали, что портрет В. Д. Римской-Корсаковой действительно украшал одну из парадных комнат главного усадебного дома проказнинского имения. Рама для портрета была сделана, по словам В. А. Оппель, уланским офицером Николаем Николаевичем Дынгой, женатым на Варваре Николаевне — дочери Н. Н. и Е. А. Римских-Корсаковых, внучке изображенной на портрете красавицы (прим. 20).

     В заключение следует отметить, что Варвара Дмитриевна Римская-Корсакова Портрет работы Ф. К. Винтерхальтера, 1864 г. Холст, масло, 117х90 см. Музей d'Orsay, Париж, Франция. существует еще один портрет В. Д. Римской-Корсаковой работы Винтерхальтера, исполненный в 1862 г. (прим. 21), он хранится в Лувре (Париж).

     Вероятно, оба портрета Винтер-хальтера некогда находились на вилле В. Д. Римской-Корсаковой в Ницце. Пока что можно лишь предполагать, каким путем второй портрет оказался в Лувре. Им могла, конечно, распорядиться еще сама Варвара Дмитриевна. Но правдоподобной выглядит и версия о продаже портрета ее сыном. Это тем более вероятно, что на рубеже веков, по словам В. А. Оппель, Николай Николаевич из-за затруднений денежного характера был вынужден продать виллу, хотя и очень тяжело ему было расставаться с Францией, где он вырос и провел почти всю свою жизнь, язык которой был для него родным (Николаи Николаевич говорил по-русски с акцентом).

     Как видно из воспоминаний кн. Д. Д. Оболенского, опубликованных в 1895 г., к тому времени В. Д. Римской-Корсаковой в живых уже не было. Если понимать фразу «жнвут в Ницце в собственной вилле» («Список лиц рода Корсаковых...», с. 63) как указание на владельческую принадлежность этого дома Н. Н. и Е. А. Римским-Корсаковым, то следует, что Варвара Дмитриевна умерла не позднее начала 1890-х гг.

 


 

Читать далле
Подняться к началу

Примечания

     ПРИМЕЧАНИЯ:

     1. Кринолинконструкция из ивовых прутьев, китового уса или металла, использовавшаяся для придания пышной формы женским юбкам. Под этим названием в XVIII в. была известна специальная ткань из конского волоса, которая шла на изготовление жестких нижних юбок. Позже название «кринолин» было перенесено и на металлическую конструкцию, получившую распространение в сер. XIX в. Кринолины были популярны в 1851—1867 гг. Пик моды на. широкие кринолины, особенно в бальных и придворных платьях, относится к 1859-1860 гг. Фигура в платье вписывалась в треугольник с широким основанием, величина которого в эти годы равнялась среднему женскому росту. К 1860 г. кринолин имел форму овала, был как бы сплющен с боков. (Кирсанова Р. М. Розовая ксандрейка и драдедамовый платок. Костюм — вещь и образ в русской литературе XIX в. М., «Книга», 1989, с 131-133; Мерцалова М. Н. История костюма. М., «Искусство», 1972, с. 152—154).

     2. Винтерхальтер, будучи немцем по национальности и получив в Германии художественное образование, в 1834 г. переселился в Париж, где с 1838 г. стал придворным художником последнего короля Франции Луи-Филиппа, а с 1853 г. — последнего французского императора Наполеона III. С 1848 по 1853 гг. работал при дворах прусского короля и английской королевы. Но преимущественно жил в Париже, выставлялся в Салоне (1835-1868). Живописец, литограф. Портретист. В музейных собраниях Советского Союза работы Винтерхальтера встречаются крайне редко, самая значительная коллекция его произведений (15) находится в Гос. Эрмитаже. (Березина В. Н. Французская живопись первой половины и середины XIX в. в Эрмитаже. Научный каталог. Л., «Искусство», 1983, с. 93-97).

Работы Ф. К. Винтерхальтера
из собрания Государственного Эрмитажа,
г. Санкт-Петербург:

Портрет Софьи Петровны Нарышкиной (1823-1877), жена камергера Константина Павловича Нарышкина. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 150x114 см. Франция. 1858 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет графини Софьи Андреевны Бобринской. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 129х97 см. Франция. 1857 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет Ольги Эсперовны Шуваловой (1838-1869), урожденной княжны Белосельской-Белозерской, жены Петра Андреевича Шувалова, генерал-адъютанта, шефа корпуса жандармов. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 130x97 см. Франция. 1858 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург Портрет графа Алексея Алексеевича Бобринского. Художник Франсуа Ксавье Винтерхальтер. Холст, масло. 123х93 см. Франция. 1844 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет княгини Татьяны Александровны Юсуповой. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло.148.5х104.8 см. Германия-Россия. 1858 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург Портрет княгини Татьяны Александровны Юсуповой. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло.147x104 см. Франция. 1858 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет графини Варвары Алексеевны Мусиной-Пушкиной. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 147х112 см. Франция. После 1857 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет великой княгини Елены Павловны. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 123х89.5 см. Франция. 1862 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет княгини Софьи Александровны Радзивилл. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 126x94 см. Франция. 1864 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет великой княгини Марии Николаевны. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 129x97 см. Франция. 1857 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург. Портрет императрицы Александры Федоровны. Художник Франсуа Ксавье.Винтерхальтер. Холст, масло. 109х80 см. Франция. 1856 г. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

     3. Со 2-й пол. XVII в. в Лувре стали систематически устраиваться экспозиции произведений членов Королевской академии живописи и скульптуры. Поскольку в XVIII в. экспозиция размещается в Салоне Карре, то и выставки получили название Салоны. Для академических Салонов произведения отбирало специальное жюри, куда входили художники, коллекционеры, правительственные чиновники, т.е. это были единственные официальные выставки в Париже. (Турчин В. С. Из истории западноевропейской художественной критики XVIII—XIX веков. Изд-во МГУ, 1987, с. 12, 324-325).

     4. Новый энциклопедический словарь. Издание акц. об=ваа «Издательское дело бывшее Брокгауз-Ефрон». Т. 26, стлб. 300. Пг., б. д. (словарь выходил в 1911-1916 гг.).

     5. Список лиц рода Корсаковых..., с. 1, 17, 45 46; газ. «Пензенские губернские ведомости», 1890, № 15, 20 января, с. 2.

     6. Гершензон М. О. Грибоедовская Москва. П. Я. Чаадаев. Очерки прошлого. Сост., предисл., примеч. В. Ю. Проскуриной. «(Московский рабочий», 1989, с. 32, 62, 66, 393; Список лиц рода Корсаковых..., с. 42; Савин О. М. «…Пишу к тебе в Пензу» (пензенская тропинка к А. С. Пушкину). Саратов-Пенза, 1983, с. 58.

     7. Вяземский П. А. Полн. собр. соч., т. VII. СПб., 1882, с. 170.

     8. На месте дома Римских-Корсаковых с 1975 г. возвышается новый корпус издательства «Известия» на Пушкинской пл. (Гершензон М. О. Грибоедовская Москва, с. 31, 32; Злочевский Г. Москва давно прошедших дней. — В кН.: Альманах библиофила. Вып. 27, с. 239-240. М.,, «Книга», 1990).

     9. Гершензон М. О. Грибоедовская Москва, с. 62, 102; Список лиц рода Корсаковых..., с. 46, 54; Рассказы бабушки из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д. Благово. Изд. подг. Т. И. Орнатская Л., «Наука», 1989, с. 140, 141.

     10. Наброски из воспоминаний кн. Д. Д. Оболенского. Журн. «Русский архив», 1895, № 3, с. 364—366.

     11. Закончил Московский ун-т; 28 мая 1850 г. женился в Москве на В. Д. Мергасовой; служил в л.-гв. Гусарском полку; поручиком Гусарского принца Фридриха-Вильгельма прусского полка; участвовал в Крымской войне; награжден орденами Св. Анны 4-й ст. и Св. Анны 3-й ст. с мечами за храбрость при обороне Севастополя; камер-юнкер; вяземский (Смоленская губ.) уездный предводитель дворянства; ум. 24 августа 1875 г., погребен в Донском монастыре в Москве (Список лиц рода Корсаковых,.., с. 54).

     12. В 1836 г в Саранском у. братьям декабристу, гвардии полковнику Григорию и штабс-капитану Сергею Александровичам Римским-Корсаковым принадлежало соответственно 460 и 594 души мужского пола. После смерти Григория Александровича (1852) с. Архангельское переходит в семью брата Сергея. В 1862 г. имение принадлежало мужу В. Д. Мергасовой. В 1864 г. имение церемониймейстера Высочайшего двора Н. С. Римского-Корсакова при с.Архангельском и д. Нерлейские выселки (2038 дес., из которых 1264 дес. поступали в надел крестьянам), заложенное в Московской сохранной казне, было назначено к продаже с аукциона как просроченное, но его удалось выкупить. Заложенное в другой раз, оно было продано с публичных торгов в Пензенском губернском правлении 30 мая 1872 г. пензенскому 2-й гильдии купеческому брату Федору Николаевичу Умнову. (Госархив Пензенской области — ГАПО, ф. 5, оп.1, д. 3011, л.27; ф. 6, оп. 1, д. 4705, л. 184; ф. 54, оп. 1 д. 73, л. 101; ф. 196, оп. 1, д. 723; ф. 196, оп. 1, д, 1577, л. 2, 27).

     13. У Н. С. и В. Д. Римских-Корсаковых было трое сыновей: Сергей (р. 07.08.1850 в Москве, ум. и погребен в с. Починки), Николай (р. 11.10.1853 в Москве) и Дмитрий (р 10.02.1855), участник русско-турецкой войны 1877 г., «служит в л.-гв. Гусарском полку» (Список лиц рода Корсаковых…, с. 54). В «Дворянском адрес-календаре на 1897 год» (Издание Шапошникова. СПб., 1896, с. 271) землевладельцами с. Починки Больше-Березинской волости Карсунского у. Симбирской губ. названы Дмитрий и гвардии поручик Николай Николаевичи Римские-Корсаковы. В связи с этим можно предположить, что Н. С. и В. Д. Римские-Корсаковы были выведены в романе Л. Н. Толстого под фамилией Корсунские не только по созвучию с фамилией Корсаковы, но, возможно, также и по их принадлежности к помещикам Карсунского у.

     14. В журн. «Столица и усадьба» (№ 16-17 за 1914 г., с. 27) указаны русские дамы, блиставшие в Париже во время Второй империи: гр. Толстая, кн. Елиз. Трубецкая и В. Д Римская-Корсакова.

     15. См. «Прототипы «Горя от ума» в кн.: Грибоедов А. С. Горе от ума. Изд. подг. Н. К. Пиксанов при участии А. Л. Гришунина. 2-е изд., доп. М., «Наука», 1987, с. 444-454.

     16. Пензенская областная картинная галерея им. К. А. Савицкого. Альбом. Авт.-сост. В. П. Салонов, Н. Д. Валукина. М., «Изобр. искусство», 1980, коммеит 120.

     17. «Село Проказна Мокшанского у. — Одно из благоустроенных старинных барских имений, принадлежащее в настоящее время гофмейстеру А. А. Арапову» (Памятная книжка Пензенской губернии на 1911-1912 г. Сост. В. П. Попов. Пенза, 1911, с. 178). Александр Александрович Арапов (р. 30.10.1832) — крестный сын императрицы Александры Федоровны (супруги Николая I) и Александра II (ГАПО, ф. 196, оп. 2, д. 39, л. 32); ум. в Пензе в 1918 г., погребен близ собора Пензенского Троицкого женского монастыря (со слов В. А. Оппель).

     18. Список лиц рода Корсаковых..., с. 63; ГАПО, ф. 42, оп. 9, д 78, л. 9.

     19. Мать Варвары Андреевны, Наталья Владимировна Оппель, рожденная Панчулидзева, во втором браке была за полковником: Николаем Александровичем Араповым.

     20. Н. Н. Дынга и В. Н. Римская-Корсакова вступили в брак не ранее кон. 1908 г. (ГАПО. ф. 42, оп. 9, д. 78, л. 9). У них была дочь Наталья; осенью 1917 г. все Араповы нз Проказны выехали в Сочи (кроме владельца имения и Николая Александровича, невинно растрелянного в Пензе в 1918 г.); Наталья до войны вышла замуж за абхазца (со слов В. А. Оппель). Другие сведения о потомках В. Д. Римской-Корсаковон нам неизвестны.

     21. Пензенская областная картинная галерея..., коммент. 120.

 

А. ФАТЫХОВА,

С. ШИШЛОВ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 2 — 1991,
с. 1-4.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 6 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте