Печать
Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

 

Биография пензенского дома

     ИСТОРИЯ ЗДАНИЯ ГОСТНИЦЫ «СУРА»
     Формироваиние единой усадьбы

     Глядя на красивое трехэтажное здание гостиницы «Сура», трудно даже предположить, что оно состоит из двух построенных в разное время частей, которые настолько выдержаны в едином стиле, что создают цельный архитектурный облик. И только внимательный взгляд со стороны ул. Бакунина может заметить различия в деталях декора левой и правой частей здания, что свидетельствует о поэтапном его строительстве, и уловить незримую границу, проходящую между гастрономом и кинотеатром «Искра».

     В конце XIX века на этом месте находились три небольшие усадьбы. Угловая и примыкающая к ней по ул. Предтеченской (ныне ул. Бакунина) принадлежали купцу 2-й гильдии Федору Ивановичу Ершову (прим. 1), а соседняя — крестьянину Петру Афанасьевичу Гурову (прим. 2). На первой располагался двухэтажный каменный дом, на двух других — деревянные.

     В апреле 1894 г. первые две усадьбы приобретает купец Александр Афанасьевич Якушев (иногда фамилия его пишется Якушов), а через два года к нему переходит и третья усадьба, принадлежавшая к тому времени уже мещанину Александру Антоновичу Миронову (прим. 3). Таким образом, Якушев становится единоличным владельцем всей территории, на которой сейчас и располагается трехэтажное здание гостиницы «Сура».

     В 1899 году угловое двухэтажное здание было перестроено, появился третий этаж, где со следую­щего года открылись 10 номеров для приезжих (прим. 4). А на месте располагавшихся по ул. Предтеченской деревянных домов еще раньше были построены двухэтажные каменные дома.

Гостиница "Сура". Автор фото — А. В. Бархатов, 1976 г.

Не было счастья...


       НЕ БЫЛО СЧАСТЬЯ…

     Трудно предположить, возник ли со временем на пересечении Предтеченской и Селиверстовской (так называлась тогда нижняя часть улицы Московской), тот огромный дом Якушева, ставший украшением города, каким мы сейчас его можем видеть, или же жители города так и продолжали бы лицезреть разномасштабные постройки на этом месте, если бы не пожар, оставивший от них одни лишь стены.

     Страшным выдалось для Пензы лето 1901 года. Начавшиеся 27 июля пожары из-за сильной засухи, ветра и скученности построек не прекращались до 10 августа, оставляя после себя обгоревшие руины домов, слезы и причитания жителей, лишавшихся при этом не только крова и всего имущества, но даже порой и всех средств к существованию.

     Лишь за одну неделю в Пензе произошло 12 пожаров, которыми было уничтожено 388 домовладений, а также земское арестантское помещение, камера городского судьи 2-го участка, помещение пожарных служителей и обоза при 3-й полицейской части города, железнодорожное училище, казарма 3-й роты Инсарского батальона, римско-католический молитвенный дом, четыре трактира, три винных казенных и четыре чайных лавки, один винный погреб, народная столовая, три городских приходских училища, библиотека им. К. Д. Ушинского, один солодовенный и два свечных завода, мукомольная мельница и две круподранки. При этом убытки исчислялись в 2,5 млн. рублей.

     Самый сильный пожар вспыхнул около трех часов дня 31 июля на Старо-Кузнечной улице (ныне ул. Суворова) во дворе мещанки Смирновой. От страшного ветра, перешедшего в бурю, огонь с неимоверной быстротой разнесло как по Старо-Кузнечной, так и по Казанской (Урицкого), Ново-Троицкой (Чехова), Предтеченской (Бакунина), Селиверстовской (низ Московской), Старо-Драгунской (Долгова), Лекарской (Володарского) улицам. Пожар утих лишь к утру следующего дня, уничтожив 229 домовладений (прим. 5).

     В этом пожаре сильно пострадала и усадьба А. А. Якушева на углу Селиверстовской и Предтеченской улиц. Как написано в акте сгоревшим домам в 1901 г., его «имущество сгорело до основания, остались одни каменные стены» (прим. 6).

     Однако пожары, являясь огромным бедствием для жителей города, и в особенности малоимущих слоев, тем не менее значительно способствовали улучшению облика города и его дальнейшему благоустройству. На месте сгоревших деревянных домов зачастую появлялись дома каменные, не только превосходившие прежние по своим архитектурным достоинствам, но и более подходящие для дальнейшего расширения торгово-ремесленного и промышленного дела.

     Это полностью относится и к указанным выше улицам. Появлению большинства существующих на них до настоящего времени каменных домов мы обязаны прежде всего пожару 1901 года.

     Уже в следующем году «обгоревшие в пожар каменные трехэтажный дом и три двухэтажных флигеля» купца А. А. Якушева были возобновлены (прим. 7), а вернее сказать — к оправленному угловому дому был пристроен такой же трехэтажный объем, выполненный в аналогичном стиле. Так в городе появилось здание, которое до сих пор радует горожан своей красотой.

Нижняя часть улицы Московской. Гостница "Россия".     После смерти владельца дома А. А. Якушева (прим. 8) все его имущество по духовному завещанию перешло к его жене Варваре Сазонтовне Якушевой (прим. 9), а от нее дом унаследовали дети Константин, Виктор и Вера Якушевы, первый из которых ещё 30 октября 1910 года (прим. 10) открыл в нем театр «Эдисон» — предшественник советского кинотеатра «Будь готов» (впоследствии к/т «Искра»).

     Последним перед революцией владельцем дома стал купец 1-й гильдии Абрам-Лейба Шаевич Фридман, основавший в 1908 году в нем скоропечатню и пакетную фабрику, которая располагалась там, где сейчас находится ресторан «Сура» (прим. 11).

 

Новая гостиница

      НОВАЯ ГОСТИНИЦА

     Отстроив дом после пожара, сразу же приспособили часть нижнего и весь второй этаж под гостиницу, а па третьем этаже разместились номера для приезжих. Вначале гостиница, по-видимому, была известна по имени ее первого владельца А. А. Якушева, но в 1907 году, как свидетельствуют объявления в «Пензенских губернских ведомостях», она стала носить название «Россия», которое сохраняло до революции.

     Первое время гостиницу содержали сами владельцы дома, по затем она стала сдаваться разным лицам: Д. И. Филину (1907, 1908), В. Н. Георгакопуло (1909, 1910), Е. И. Великанову (1911) и др. (прим. 12).

     Мы знаем, что обязательной принадлежностью любой гостиницы является ресторан, как правило, с музыкальной программой. Первое упоминание о подобном заведении в гостинице А. А. Якушева относится к 1904 году, когда в местной газете были даны объявления, свидетельствующие о выступлении в ресторане хора владимирских рожечников и оркестра бальной музыки. При этом программа вечеров постоянно обновлялась как по составу участников, так и по репертуару.

     В 1908 году содержание ресторана взяла на себя Наталья Михайловна Пушкина«каскадная певица и содержательница шантана хотя и весьма определенной репутации, но с хорошим поваром и отборной провизией» (прим. 13). Пензенский губернатор И. Ф. Кошко следующим образом охарактеризовал ее:

«Г-жа Пушкина, уже несколько перезревшая красавица, была не лишена элегантности, носила умопомрачительные туалеты, имела успех как довольно талантливая «рассказчица» (в подлиннике это слово написано по-французски — А. Д.) и по своему репертуару была предшественницей ставшей позднее знаменитой Плевицкой (прим. 14). Дела свои по шантану она вела хорошо, беря на себя обязанности одновременно и хозяйки, и артистки, и даже соперничала с пансионерками своего пансиона без древних языков по отношению наиболее заманчивых посетителей заведения» (прим. 13).

Вид нижней часть г. Пензы В центре — здание гостиницы "Росс     При ней ресторан, имевший до того одноименное с гостиницей название, с открытием в нем 21 ноября 1908 года (прим. 15} концертного заведения Н. М. Пушкиной стал называться «Яром» — по аналогии с известным московским заведением подобного рода, где, кстати, выступала Н. Плевнцкая. Он разместился на втором этаже в угловой части дома А. А. Якушева и был одним из самых популярных в Пензе ресторанов не только в первый сезон, когда дирекция «Яра» возглавлялась Пушкиной, но и позднее, когда директором заведения стал владелец гостиницы В. Н. Георгакопуло.

     В марте 1911 г. при заведующем гостиницей и рестораном Е. И. Великанове «Яр» прекратил свое существование, превратившись из кафе-шантана в ресторан чисто семейного характера, в результате чего переменился и репертуар концертных программ: от танцев и других развлекательных номеров в сторону более классического жанра.

     Вполне естественно возникает вопрос — какое меню предлагалось посетителям ресторана? В «Пензенских губернских ведомостях» встретилось лишь два объявления на эту тему. Так, в 1909 году перечисляется поступившая в «Яр» из Москвы провизия:

вырезки из черкасского мяса, московская телятина, ангарская дикая коза, перепела, вальдшнепы, цыплята, солонина, кашинские гребешки, сладкое мясо для соусов, устрицы, корюшка, лангусты и «многие другие новости» (прим. 16).

     А в меню ресторана «Россия» на 1 октября 1912 года значится:


«1. Уха из стерлядей, расстегаи или борщ малороссийский, пирожки.

2. Судак «Метрополь».

3. Котлеты вилюте или жаркое глухари, салат торн.

4. Желе «Мараскино» или каша гурьевская».


      Обед из двух блюд стоил 50 коп., из 3-х и 4-х (включая сладкое) соответственно — 65 коп. и 1 руб. К обеду подавалась чашечка кофе (прим. 17).

 

Магазины

      МАГАЗИНЫ

     Сразу после отделки в 1902 году дома Якушева в его нижнем этаже стали сдаваться помещения под магазины. Там, где сейчас находится гастроном, в 1906 году разместился оптово-розничный мануфактурный магазин купца Константина Яковлевича Ананьина (прим. 18). Выбор хлопчатобумажных, суконных, шерстяных, шелковых и меховых товаров в нем был настолько громадным и является таким резким диссонансом нашим пустым прилавкам (прим. админ.: напомним, что год написания статьи — 1991), что приводить их длинный перечень здесь не хочется не столько из-за недостатка места, сколько из-за сочувствия к читателю.

     1 сентября 1911 года на месте магазина Ананьина открылся Московский мануфактурный магазин шелковых, бархатных, шерстяных и меховых товаров И. Пекного и А. Сарычева (прим, 19).

     А там, где сейчас находится фойе гостиницы «Сура», с апреля 1910 года стала размещаться кондитерская и будочная известного Торгового дома В. И. Кузьмина и В. А. Чихирева, имевшего в Пензе несколько подобных магазинов (прим. 20).

     Чтобы дать читателю хотя бы некоторое представление о постоянно обновлявшемся ассортименте булочных и кондитерских изделий, предлагаем всего лишь одно из многочисленных объявлений в местной газете:

«(...) к 24 декабря 1913 года к праздрику Рождества Христова будет изготовлено в большом выборе: шоколадные конфеты, чайное печение, пирожное, сухари разных сортов, мадлены, альдеич, савора, кексы: французский, пунш, дерби, торта, карты, мазурики, штрезель-кухен, блейт-кухен, детские тортики — 35 коп. 1 шт., шоколад с орехами -— 50 коп. 1 ф. (фунт — чуть более 400г. — А. Д.), шоко­лад с вафлями — 50 коп. 1 ф. Новости:

Вифлиемский хлеб — 50 коп. 1 шт.

Рождественский пляцк — 50 коп. 1 шт.

Английское печение — 18 коп. 1 ф.

«Морокко», печение — 30 коп. 1 ф.

«Принцесса», печение — 25 коп. 1 ф.

«Ява», печение — 25 коп. 1 ф.

Восточное печение — 25 коп. 1 ф.

Шоколадные сухари — 30 коп. 1 ф.

Мандариновые сухари — 30 коп. 1 ф.

Скобелевская сушка — 30 коп. 1 ф.

Ореховые сухари — 25 коп. 1 ф.

Конфеты из абрикосов — 40 коп. 1 ф.

Торта: «Альберт», «Светлячок»,

«Пунш», «Кенигсбергские» (прим. 21).

     Цены же на обычную хлебобулочную продукцию были значительно меньше: по 3 коп. за штуку стоили хлеб бурский, бородинский, мартовский, солодовый, монастырский, заварной, скобелевский, сайки киевские, рижские, калачи московские, а особенно любимые детьми бублики и того меньше — 1 коп. за штуку (прим. 22).

 

На круги своя

      НА КРУГИ СВОЯ

     А теперь перенесемся в послереволюционное время. Что касается советского периода, то разные страницы истории дома № 91 по ул. Московской, где сейчас находится гостиница «Сура», уже неоднократно освещались в пензенской печати, а потому здесь будут приведены лишь в сокращенном виде.

     7 апреля 1918 года в бывшем доме Фридмана открылся рабочий клуб «Интернационал», ставший, однако, не только культурно-просветительным центром для рабочих, но и местом проведения мероприятий сугубо партийного характера: собраний коммунистов и членов Пензенского городского комитета РКП (б), 1-й и 2-й губернских партийных конференций, занятий губернских партийных курсов, а также курсов по подготовке советских работников.

     В начале 1919 года в здании разместился отдел губисполкома — губернский продовольственный комитет, а в период НЭПа сюда возвратились ресторан «Россия» и магазины, но ненадолго.

     Уже 25 апреля 1924 года здесь открылся губернский Дом крестьянина им. Ленина как центр политико-просветительной работы, справочно-юридической помощи приезжающим из глубинки крестьянам и как место для их проживания в городе.

     На первом этаже стали работать «Красный трактир» с довольно-таки умеренными ценами (обед из трех блюд стоил 30 и 40 коп., порция чая — 10 коп.), парикмахерская (за стрижку и бритье брали 5 коп.). На втором этаже разместились аудитория на 300 человек для проведения собраний, чтения лекций и докладов и библиотека с читальным задом. А весь третий этаж использовался под общежитие на 108 человек. Койка для крестьян стоила 30 коп. в сутки, отдельный номер — 60 коп., для других категорий лиц — дороже: койка — в два раза, номер — в 4-5 раз.

     Так, после корректив, внесенных революцией в использование здания, все возвратилось на круги своя: здесь снова стала гостиница, хотя и в несколько видоизмененном качестве.

     Позднее Дом крестьянина был переименован в Дом колхозника, а тот со временем превратился в гостиницу — напрочь забывшую свое настоящее имя и долгое время остававшуюся безымянной. И лишь после того, как в 1960 году появилась новая гостиница «Россия», старую назвали «Сурой».

 

 

 

 

Примечания


     ПРИМЕЧАНИЯ:

     1. Госархив Пензенской области (ГАПО), ф. 109, оп. 1, д. 106, л. 231, об.. 232, 561 об. 562.

     2. ГАПО. ф. 109, оп. 1, д. 106, л. 226, об. 227.

     3. ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 376, № 555. 811; д. 417, № 812.

     4. ГАПО. ф. 109, оп. 1, д. 481, № 555; д. 515, л. 51, об. 52.

     5. Сведения о пожарах 1901 г. взяты из ГАПО. ф. 5, оп. 1, д. 7310.

     6. ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 563, л. 73 об., № 136, 137.

     7. ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 586, л. 31 об., № 119.

     8. А. А. Якушев умер 3 января 1010 г. («Пензенские губернские ведомости, 1910. 5 января, № 3).

     9. В. С. Якушева умерла 6 декабря 1912 г. («Пензенские губернские ведомости», 1912, 8 декабря, № 316).

     10. «Пензенские губернские ведомости», 1910. 30 октября, № 232.

     11. ГАПО, ф. 109, оп. 1, д. 1230-н, № 205, 789, 792; д. 1236, л. 20 об. № 74; ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 404 —406 об.

     12. Имена владельцев гостиницы, а также содержателей ресторана прослеживаются по многочисленным рекламным объявлениям, которые периодически печатались в «Пензенских губернских ведомостях».

     13. И. Ф. Кошко. Воспоминания губернатора. Пг., 1916, с. 138.

Надежда Васильевна Плевицкая (1879-1940), русская певица, исполнительница русских народных песен и романсов.     14. Плевицкая Надежда Васильевна (урожденная Ванникова). Родилась в д. Винниково Курской губ. 17 сентября 1884 г. Выдающаяся народная певица, прозванная «курским соловьем», исполнительница русских и цыганских песен и романсов, чьим голосом восторгались все слои русского общества. Ее самородный талант создал ей в России славу, сравнимую с популярностью великих русских певцов Шаляпина и Собинова. Оказавшись после революции за границей, Н. Плевицкая стала живым символом России для русских эмигрантов.

     В 1921 г. связала свою жизнь с 27-летним командиром Корниловской дивизии, генерал-майором Николаем Владимировичем Скоблиным. впоследствии одним из руководителей «Русского общевоинского союза» (РОВС), в который в 1924 году были преобразованы за границей остатки врангелевской армии.

Николай Владимирович Скоблин (1893—1937(1938?), русский военачальник, участник Первой мировой и гражданской войн.     В 1930 г. Н. В. Скоблин и его жена Н. В. Плевицкая были завербованы ОГПУ. Считают, что Н. В. Скоблин играл заметную роль в заговоре НКВД против Тухачевского и других генералов Красной Армии и что именно ему принадлежит «заслуга» доведения до Гитлера идеи фальсификации документов, направленных на дискредитацию М. Н. Тухачевского. В 1937 г. Н. В. Скоблин способствовал похищению во Франции органами НКВД руководителя РОВС генерала Миллера, своего непосредственного начальника по РОВС, который был затем тайком вывезен в СССР и там расстрелян.

     25 сентября 1937 г. Н. В. Плевицкая была арестована и за соучастие своему скрывшемуся мужу в похищении генерала Миллера приговорена французским судом к 20 годам каторжных работ. Отбывала наказание в центральной каторжной тюрьме города Ренна, где и умерла в сентябре 1940 г. (Костиков В. В. Не будем проклинать изгнанье... (Пути и судьбы русской эмиграции). М. 1990, с. 350-404).

     15. «Пензенские губернские ведомости» (ПГВ), 1908, 18 ноября, № 248.

     16. ПГВ, 1909, 31 января, № 25.

     17. ПГВ, 1912, 12 октября, № 269.

     18. ГАПО, ф. 158, оп. 3, д. 1180, л. 409. 409 об.

     19. ПГВ, 1911, 1 сентября, № 203, 28 сентября, № 233.

     20. ПГВ, 1910, 25 апреля, № 87.

     21. ПГВ, 1913, 19 декабря, № 332.

     22. ПГВ. 1910. 29 сентября, № 209; 1913, 23 февраля, № 51.

 


 

А. ДВОРЖАНСКИЙ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 2 — 1991г.,
с. 10-12.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 25 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте