Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Живая старина

     РУССКОЕ ЧЕРНОКНИЖИЕ

     Продолжая начатый рассказ о русском чернокнижии, следует отметить, что оно разделяется на четыре самостоятельных части: кудесничество, чародейство, знахарство, ворожба. Каждая из них имеет собственный предмет и собственные средства воздействия. Сегодня мы расскажем о чародействе.

 

I

Русское чародейство описывает чары, совершаемые в селениях. Прилагая, по возможности, объяснения этим затейливым вымыслам, мы уверены, что простодушные люди поймут свое ослепление, хотя для них обольстительное. С этой целью избраны здесь только те, которые более всех памятны.<...>.

ЧАРЫ НА ВЕТЕР

Чары на ветер известны были в русском чернокнижии еще в XVI столетии. Курбский, участник славы царя Иоанна IV Васильевича, описывая казанскую битву, говорит, что казанские татары, желая очаровать русскую рать, навевали ветры со своей стены. Люди, незнакомые с русскою семейною жизнию, до сих пор обвиняют Курбского за это известие. Чтобы увериться — действительно ли существуют чары на ветер, стоит только заговорить с первым русским селянином, и сотни примеров будут пред глазами. <...>.

Чары на ветер составляют жестокую месть в оскорблении. Желая отомстить своему врагу, поселяне отправляются к чародею, рассказывают свою обиду, просят его почаровать на ветер. Чародей, получивши подарки: вино, деньги, холстину, спрашивает: «В какой стороне живет твой супостат?» — «Вот в этой-то сторонке, — говорит обиженный, — живет мой супостат!» — Выходят вместе на дорогу и оба смотрят: есть ли туда попутный ветер? Если есть ветер, тогда приступают к совершению обряда. Обиженный селянин берет с дороги снег или пыль, смотря по временам года, и отдает с поклоном чародею. Этот, принявши пыль, бросает на ветер, приговаривая проклятие:

«Кулла. Кулла! Ослепи такого-то, черные, вороные, голубые, карие, белые, красные очи. Раздуй его утробу толще угольной ямы, засуши его тело тоньше луговой травы. Умори его скорее змеи медяницы!»

Проговоривши проклятие, чародей глубоко задумывается, потом рассказывает: вид, приметы, место — куда долетели его чары; уверяет, как корчило этого человека, как он лишался зрения, как раздувался своею утробою, как начал чахнуть, как теперь томится недугом смертным.

Если враг оказывался жив и здоров, легче легкого объяснить это тем, что на чары попался другой, похожий на него, человек. Сахаров уверяет, что русский человек настолько простодушен и доверчив, что чародеям не составляет особого труда обмануть его. Для истребления веры в чародейство предпринимались многие усилия, но обычно они еще больше укрепляли веру в обман.

II

ЧАРЫ НА СЛЕД

Чары на след употребляются едва ли не во всех селениях. <...>.

Человек, подвергшийся этому чарованию, почитается от всех погибшим, недоступным ко всякому исцелению. Трудно решить, когда забрело на русскую землю это чарование. Что оно не русское создание, в этом нет сомнения. <...>. Распрашивая бывалого (т. е. пришлого из чужих земель. — Е. М.) о чужеземных диковинках, поселяне всегда стараются выпытать, всеми возможными средствами, об отвращении бедствий. И здесь-то бывалый, как опытный обманщик, научает глупостям всякого рода.

Чары на след есть ничто другое, как обыкновенная болезнь, известная в медицине под именем старческого увядания — Маrаsmus. Человек сохнет, теряет с каждою минутою жизненные отправления, лишается умственных способностей и, в истощении постепенном, медленном, умирает. Поселяне, не понимающие свойства болезней, приписывают это болезненное состояние чарам на след.

В селениях чары на след употребляются: в любовных интригах, в размолвке соседей, в явной, непримиримой вражде. <...>.

Поселяне <...> стараются подметить след проходящего человека, своего непримиримого врага. Заметивши след, они закрывают его, чтобы посторонние не истребили. Чародеи считают те только лучшими следы, которые были напечатаны: на песке, пыли, грязи, росе, снеге <...>. Призванный чародей так искусно отделяет след, что он представляет как бы слепок со ступни. <...>. Над снятым слепком читают тайно заговоры. Когда обиженный требует только нанесения тоски, тогда чародеи прячут след или под матицу, или под князек*; когда же обиженный требует смертельного отмщения, тогда он, в глухую полночь, сжигает след в бане.

Зло, совершенное чародеем, может быть развеяно докой, ведуном или знахарем, которые совершают подобный же обман с про­тивоположной целью. Так что верящий в чары в любом случае остается обманутым.

III

ЧАРЫ НАД ЗМЕЕЮ

Чары над змеею изобретены любовными необходимостями. Простодушным кажется всегда возможным преклонить человеческое сердце к любви неволею. <...>.

Чародеи, призванные для совершения чаров над змеею, вручают деревянную рогульку, могущую, по их уверению, укрощать змей, и отсылают в лес искать змею. Когда нападут на это животное, должно рогулькою придавить его к земле. В это время надобно стараться продеть сквозь змеиные глаза иголку с ниткою и говорить: «Змея, змея! как тебе жалко своих глаз, так чтобы раба, такая-то, любила меня и жалела».

Потом, когда бывает вместе с любимым предметом, должно продеть этою иглою с ниткою платье так, чтобы этого никто не заметил. В противном же случае, чары остаются ничтожными. Когда это будет приведено в исполнение, тогда начинается любовь, и продолжается дотоле, пока будет находиться нитка в платье.

Кроме этого, влюбленный должен взять с собою змею, вытопить из нее сало и сделать свечу, которую носить с собою. Если он будет замечать охлаждение в любви, тогда должно зажечь змеиную свечу, и любовь снова возгорится.

ЧАРЫ НАД ЛЯГУШКОЮ

Эти чары также относятся к любовным. Следует на заре выйти к озеру и найти парных лягушек. Посадив их в продырявленный кувшин, надо быстро бежать к ближайшей муравьиной куче, а там кувшин вместе с лягушками закопать. Затем опять бежать с этого места без оглядки до самого дома. Главное — не оглядываться на всем пути, так как нечистая сила погубит и заговор и человека. На третий день на месте зарытого кувшина находят крючок и вилку. Если этим крючком зацепить девушку, она влюбится помимо своей воли, а если, наоборот, любовь наскучила, стоит только вилкой оттолкнуть девушку — она на всю жизнь станет равнодушной к самой пылкой любви.

IV

ЧАРЫ НАД ГОЛУБИНЫМ СЕРДЦЕМ

Чары над голубиным сердцем равно утешают и молодых и старых. Молодые люди верят, что голубиное сердце есть верная дорога к любви, старые же полагают, что с таким сердцем можно привлечь к себе расположение от всех людей и на всю жизнь. <...>. Русские поселяне для совершения чар над голубиным сердцем выбирают голубей белых, преимущественно голубя и голубку. Разрезывая внутренности, они вынимают сердца, обмывают их в воде и потом засушивают в печи. Эти сердца, высушенные и завязанные в холстину, поселяне и поселянки носят близ своего сердца. <...>.

Злобные старики и отвратительные старухи, из ненависти к супружеской любви молодых людей, похищают очарованные голубиные сердца, сжигают в бане, с намерением расторгнуть мужа и жену. Но дальновидные поселянки придумали и против этого зла средство: они, в свою очередь, крадут рубашки этих людей, жгут их, а пепел кладут под порог, на попирание всем проходящим людям.

Из этих описаний ярко видно, что чарование основывается полностью на неграмотности, доверчивости простых людей, а так­же на их стремлении что-то получить без должных на то оснований. Русское чародейство знает еще чары для калек, чары на лошадь и другие. Некоторые из них относятся к любовным чарованиям, другие — хранят от бед и помогают в трудную, минуту. Но есть в чародействе еще одна сторона или область, которая не поддается практически никакому объяснению с точки зрения здравого смысла. Это — верования в заклинания и ведьм.

ЗАКЛИНАТЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ НАД ДУХАМИ

<...>. Пересказываю одну песню:

С. ... А. ... Т. ... О. ... Р.

А. ... Р. ... Е. ... П. ... О.

Т. ... Е. ... Н. ... Е. ... Т.

О. ... П. ... Е. ... Р. ... А.

Р. ... О. ... Т. ... А. ... С.

Что значит эта песня, до сих пор еще никто удовлетворитель­ного не сказал. Наши поселяне знают только ее слова, но не понимают ее значения. Говорят, чтобы узнать истинный смысл ее, должно переставить все слова по способу, известному одним заклинателям духов. Замечательно, что эта песня имеет такой склад в словах, что можно читать: сверху, снизу, с правой и левой сторон, и все будет одно и то же.

Заклинательная песня над духами вошла в русскую демонологию, и наши ведьмы испытывают ее силу в обряде посвятительном. К удивлению нашего времени, есть еще люди, верующие в эти бредни и страшащиеся их действия.

V

ЧАРОДЕЙСКАЯ ПЕСНЯ ВЕДЬМ

У ведьм есть свои чародейские песни. Это песни, поющиеся при полете на Лысую гору, на самой горе, на шабаше. Приведем их примеры.

А.

А. Б.

А. Б. Р.

А. Б. Р. А.

А. Б. Р. А. К.

А. Б. Р. А. К. А.

А. Б. Р. А. К. А. Д.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А. Б.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А. Б. Р.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А. Б. Р. А.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А. Б. Р.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А. Б.

А. Б. Р. А. К. А. Д. А.

А. Б. Р. А. К. А. Д.

А. Б. Р. А. К. А.

А. Б. Р. А. К.

А. Б. Р. А.

А. Б. Р.

А. Б.

А.

Чародеи уверяют, что будто бы при каждом звуке вылетает по одному духу из ада. Наши поселяне верят и этому вздорному сказанию.

Слово абракадабра давно известно и в Европе и Азии. Еврейские магики вместо абракадабра принимали слово авракалан. <...>. Кабалисты и магики полагали, что в слове абракадабра скрывается сила исцеления от лихорадки, если произносить его известным таинственным образом. <...>.

В заповедных сказаниях поселян есть поверие, что какой-то казак, забравшись на Лысую гору, подслушал песню ведьм; но шабашное сборище, узнавши об открытии, утопило казака в реке. С тех пор она гуляет по белому свету и передается чародеями одним только ведьмам. Нет почти никакой возможности постигнуть смысл этих слов. Это какая-то смесь разнородных звуков языка, никому неизвестного и, может быть, никогда не бывалого:

Кумара.

Них, них, запалам, бада.

Эшохомо, лаваса, шиббода.

Кумара.

А. а. а. - о. о. о. - и. и. и. - э. э. э. - у. у. у. - е. е. е.

Ла, ла, соб, ли, ли, соб, лу, лу, соб!

Жунжан.

Вихада, ксара, гуятун, гуятун.

Лиффа, пррадда, гуятун, гуятун.

Наппалим, вашиба,бухтара.

Мазитан, руахан, гуятун.

Жунжан.

Яндра, кулайнеми, яндра,

Яндра.

 

 Продолжение следует...

Начало в 3-м выпуске «Временника».

 

Публикацию подготовила Е. Мануйлова.

     * матица — балка, брус поперек всей избы, на котором настлан потолок князек - верхнее бревно под коньком кровли.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 4 — 1992,
с. 21-22.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 47 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте