Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

 

Российский императорский дом в пензенской летописи

    ИМЕНИ ИМПЕРАТОРААЛЕКСАНДРА II

 «1881 года апреля 26 дня мы, нижеподписавшиеся, Пензенской губернии Чембарского уезда Мачинской волости государственные крестьяне, быв сего числа на волостном сходе, в присутствии волостного старшины Андреева и нижепоименованных сельских старост, имели суждение о том, как почтить нам память незабвенного Государя нашего Императора Александра Николаевича, скончавшегося мученическою смертию от руки гнусных злодеев 1 марта. Вполне сознавая великие и вечной славы достойные дела погибшего Государя, совершенные им в благо и пользу России, именно: освобождение крестьян от крепостной зависимости; введение правого, скорого и милостивого суда, равного и доступного для всех и каждого; открытие повсеместно училищ для наших детей, ныне изучающих грамоту и слово Божие; введение новой воинской повинности и сокращение военной службы; дарование нам са­моуправления и участия в делах земства и прочие, благоговейно воспоминая столь великие дела в Бозе почившего нашего Царя-мученика, отца и покровителя, в благодарность от нас и в пример детям и потомкам нашим, желая выразить посильно чувство и увековечить навсегда память о Государе Александре Николаевиче, мы постановили:

1-е, из наличных сумм ссудной кассы пожертвовать и отослать 100 рублей на сооружение церкви в С.-Петербурге на месте страшного события 1 марта; 50 руб. отослать на сооружение памятника в Московском кремле <...>»

(Из приговора Мачинского волостного схода крестьян.- ГАЛО, ф. 5, оп. 1, д. 5699, л. 6, 6 об.).

 

Имени императора Александра II


Памятник Александру II в Кремле. Почтовая открытка нач. XX в

     1 марта 1881 г. бомба, брошенная террористом Гриневицким, поставила последнюю точку в целой серии неудачных до того покушений на жизнь императора Александра II, начавшихся с выстрела нашего земляка Дмитрия Каракозова, чье преступное имя долгое время преподносилось как имя одного из героев, борцов за народное счастье.

      Не удивительно, что результатом убийства Александра II стала, как выразился Ленин,

«разнузданная, невероятно бессмысленная и зверская реакция».

А какие еще меры должно было предпринять правительство, чтобы остановить волну широкомасштабных политических, а по сути дела уголовных преступлений, захлестнувших всю страну, жертвами которых становились не только высокопоставленные сановники, но и полицейские, жандармы, следователи и просто случайные люди? Только во время взрыва Зимнего дворца Халтуриным 5 февраля 1880 г. погибло 19 и было ранено 48 солдат (1), то есть тех самых представителей народа, ради будущего счастья которых, якобы, и совершались эти террористические акты.

     Но русский народ, в котором завсегда жила неистребимая любовь к своему царю, по-своему откликнулся на смерть Александра II: по всей стране начался сбор добровольных пожертвований на сооружение церкви в Петербурге, на месте его гибели, памятника Царю-Освободителю в Кремле, а также многочисленных часовен по всем губерниям необъятной России (2). В Пензенской губернии к началу XX века было тринадцать часовен, устроенных в честь Александра II (3). Две из них чудом сохранились до сих пор. Это каменная часовня в г. Белинском и храм-памятник Императору Александру II в Мокшане. Первую даже недавно отреставрировали, вторая же, лишенная своего завершения и закрытая от всех зданием СПТУ, вряд ли в ближайшее время примет тот вид, какой имела раньше. Может быть, жители Мокшана окажутся достойными своих предков и восстановят ее хотя бы как памятник архитектуры?

Проект храма-памятника Александру II в Мокшане. Утвержден в 1882г. ГАПО. ф. 182, оп.1, д. 2720, л. 20.Часовня в память Александра II в г. Белинском. Построена в 1882 г. Вид до реставрации. Фото А. Дворжанского. 1978гТерраса на углу улиц К. Маркса и Московской. Предполагаемое место установки памятника Александру II. Фото А. Дворжанского. 1988 г.

       В августе 1881 года Пензенское ремесленное общество обратилось в город-скую думу с просьбой отвести место на Соборной площади, с северной стороны кафедрального собора, для сооружения часовни в память Императора. Однако такое расположение дума сочла неподходящим, так как закрывался вид на собор с улицы Московской, и предложила под часовню другое место — напротив главного входа в собор, там, где с 1866 года проходили ежегодные молебствия по случаю избавления Александра II от первого посягательства на его жизнь; это, в свою очередь, неустроило ремесленников. Наконец, сошлись на строительстве часовни к востоку от архиерейского дома, началось даже сооружение фундамента, но работы были остановлены губернатором, посчитавшим, что место не соответствует высокому назначению постройки.

Перекресток улиц Московской и Никольской (ныне улица Карла Маркса). В левом нижнем углу — дом купчихи Андреевой.     Вновь начались пререкания ремесленного общества с городской думой, причем каждая из сторон продолжала отстаивать свой первый вариант. Вопрос о строительстве часовни оставался открытым аж до 1892 года, когда началось благоустройство Соборной площади и на месте бывшей усадьбы Андреевых, купленной городом, была устроена возвышенная терраса с опорной стенкой по ул. Никольской (К. Маркса), которая оканчивалась к ул. Московской усеченной пирамидой, выложенной из камня, приготовленного ремесленниками еще десять лет назад для часовни. Ремесленное общество решило предъявить свои права на данное сооружение и в 1899 году обратилось в думу с просьбой уступить его для устройства в нем часовни, а на верхней площадке — памятника Александру II.

Перекресток улиц Московской и Никольской (ныне улица Карла Маркса). В левом нижнем углу на месте дома купчихи Андреевой выстроена терраса из камня, приготовленного Пензенским ремесленным обществом для сооружения часовни в память Императора Александра II.     С этой целью дума поручила директору Пензенского художественного училища К. А. Савицкому и скульптору К. А. Клодту подготовить проект будущего памятника. Но и здесь повторилась старая история. Ремесленное общество забрако­вало модель бюста, над которой работал Клодт, считая, видимо, что Императору более подобает не «урезанное» изображение, а скульптура в полный рост, и представила свой проект, не принятый, в свою очередь, думой (4). Вопрос снова повис в воз­духе и, по-видимому, так и не был решен, так как в 1916 году, но время подготовки к празднованию 250-летия Пензы, предполагалось на этом месте установить памятник царю Алексею Михайловичу, которому наш город обязан своим появлением (5).

     Но сама идея увековечения памяти об Александре II в Пензе не пропала бесследно. На этот раз ее реализацию взяла в свои руки городская дума, решив, однако, что лучшим памятником Царю-Освободителю будет заведение общедоступного характера — Народный дом имени Императора Александра II.

     С этой целью в 1903 году было отведено место под его строительство на Базарной площади близ улицы Предтеченской (Бакунина), где находилась мясная площадка. Встал вопрос о необходимости разработки проекта, и дело почему-то опять застопорилось (6). И лишь накануне 50-летнего юбилея освобождения крестьян от крепостной зависимости началось реальное воплощение замысла.

     В августе 1910 года городской думой был объявлен конкурс на выработку проекта будущего Народного дома, а уже в ноябре подведены его итоги. Всего поступило восемь проектов: два из Москвы (под девизами «1910 г. в венке», или «Венок цифрами», и «Кондуктор»), столько же из Петербурга («Мысль», «Иди») и по одному из Ярославля («Яйцо»), Балахны («Крыса»), Одессы («Ренессанс») и Вологды («Развлечение и Польза»).

     Ни один из них не отвечал полностью задачам конкурса и потому первого места решено было не присуждать. Вторую же премию (400 рублей) получил большинством всего лишь в один голос (пять против четырех) проект из Вологды, автором которого оказался гражданский инженер Алексей Евгеньевич Яковлев. Ему и было поручено после соответствующей доработки проекта строительство Народного дома в Пензе (7).

     Работы начались летом 1912 года, до зимы был выложен фундамент и начато возведение стен. В следующем году закончили кладку стен и сделали крышу. На дальнейшее средств не хватило, поэтому в начале 1914 г. городской думе пришлось занять 100 тысяч рублей для продолжения работ у пензенского купца Алексея Григорьевича Кузнецова. Однако летом того же года началась 1-я мировая война и темпы строительства замедлились. Более того, во внутренние губернии России, в том числе и Пензенскую, хлынули толпы беженцев, и для их размещения в Пензе неоднократно поднимался вопрос о реквизиции еще недостроенного здания Народного дома. Но здесь дума осталась непреклонной, прекрасно понимая, во что превратилась бы великолепная внутренняя отделка здания, размести в нем тысячу беженцев на неопределенное время, не говоря уж о том, что достаточно одной неосторожно брошенной спички и...

     Все же, несмотря на военное положение, внутренние работы, хоть медленно, но продвигались, и к концу 1915 года были в основном закопчены. Задержка была лишь за электрическим освещением (8).

     И, наконец, 20 сентября (по старому стилю) 1916 года Народный дом имени Императора Александра II, взятый в аренду Пензенским драматическим кружком им. В. Г. Белинского, распахнул свои двери.

«Когда взвился занавес, взору зрителей открылся второй раздвижной занавес, скрепленный посредине широкой зеленой лентой, Супруга начальника губернии в сопровождении председателя совета старшин и распорядителя кружка взошла к рампе и поданными ей ножницами рассекла соединяющую ленту. Раздвинулся второй занавес. В глубине обширной сцены находился убранный венками бюст Императора Александра II, у подножия которого полукругом сидели представители городского управления, совет старшин, депутаты от различных обществ и артисты театра. После прочтения отчета о сооружении Народного дома председатель совета старшин произнес речь о значении торжества, упомянув о происходящей великой войне, с которой совпал этот культурно-просветительный праздник тыла. Был прочитан ряд приветствий.<...>».

     Первый в этом здании театральный сезон начался по сложившейся в драмкружке традиции комедией А. Островского «Бедность не порок» (9).

  Народный дом имени Императора Александра II (ныне Пензенский областной драматический театр). Фото 1920-х гг. Из фондов Пензенского объединенного краеведческого музея. (Прим.админ.: В течение ХХ века данное здание неоднократно подвергалось реконструкциям. К сожалению, было уничножено пожаром 2 января 2008 г. В настоящее время на его месте построен новый театр, на сцене которого первое представление состоялось 5 марта 2010 г.).

 

Примечания


     ПРИМЕЧАНИЯ:

     1. М. Палеолог. Роман императора. М., 1990, с. 78.

     2. Сохранилось «Дело по сбору пожертвований для сооружения памятника в Бозе почившему Государю Александру II в 1881 г.» (ГАПО.ф. 5, оп.1, д. 5699), дающее некоторое представление о ходе денежных поступлений от жителей Пензенской губернии на храм в Петербурге и памятник Александру II в Кремле. Имеющиеся документы из канцелярии пензенского губернатора не дают полной картины сбо­ра средств, так как пожертвования проходили и через другие ведомства (городские управы и земские учреждения), но показывают отношение к данному вопросу самых низших слоев населения. Согласно этим документам жителями разных уездов нашей губернии (в основном крестьянами) было собрано на храм 1,5 тысячи и памятник — более 1 тыс. рублей.

     3. Это часовни в г. Мокшане, д. Оськино, с. Никольском, с. Нижнем Катмисе Городищенского уезда, г. Чембаре, с. Корсаевке, с. Студенке, с. Поиме Чембарского уезда, г. Нижнем Ломове (две), с. Ростовке Н-Ломовского уезда, г. Керенске, с. Бессоновке Пензенского уезда (ГАПО, ф.5, оп. 1, д. 7295).

     4. О выборе места для памятника Александру II см.: ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7243.

     5. ГАПО, ф. 108, оп.1, д. 737, л. 299 об.

     6. ГАПО, ф.6, оп.1, д. 7307.

     7. ГАПО, ф. 108, оп. 1, д. 696, л.77, 77 об.; д. 697, л.60-62 об., 103, 104 об., 105; Пензенский городской вестник, 1911, N1, с. 37, 38; № 3, с.39-40. Дочь А. Е. Яковлева Татьяна была возлюбленной В. Маяковского, разрыв с которой послужил одной из причин самоубийства поэта.

     8. Краткую историю строительства Народного дома и сведения о займе у А. Г. Кузнецова см.: ГАПО, ф. 109, оп. I, д. 1070.

     9. Сообщение об открытии Народного дома см. в журн. «Театр и искусство», 1916, № 40, с. 810 (в разделе «По провинции»); № 41, с. 831 (в разделе «Провинциальная летопись»).

 

 

А. ДВОРЖАНСКИЙ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 4 — 1992,
с. 3-5.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 75 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте