Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

Проблемы мемориальных музеев

     НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ
     УСАДЕБНОГО УСТРОЙСТВА
     В ТАРХАНАХ

     По воспоминаниям старожилов села,
     записанным в 1970-х—1980-х гг,

      О том, что представляла собою тарханская барская усадьба в первой трети XIX века, мы имеем самые общие сведения. В деталях еще много неясного. Так, например, недостаточно изучено местоположение хозяйственных построек, их характер и назначение. Самый ранний документ, на который мы опираемся в этом вопросе, относится к 1916-му году. То есть, он отделяет нас от усадьбы лермонтовского времени на целых сто лет. Так что любые, даже незначительные сведения о тарханском усадебном микромире приоб­ретают в данной ситуации первостепенное значение.

      Встречаясь и беседуя со старожилами Тархан, я неизменно расспрашивал каждого о бывшей усадьбе. Но их свидетельства охватывают тот же поздний отрезок времени — начало нашего века, в крайнем случае — конец ХIХ-го, что по существу не меняет дела.

      И тем не менее, к тому, что нам известно об устройстве усадьбы, добавляются отдельные подробности, мимо которых проходить, по-моему, не следует, потому что они дают возможность проследить отдельные черты усадьбы прежней, лермонтовской.

Тарханы. Барский дом. Автор фото: О. Авдеев.      Арсеньевы, купив Тарханы в 1794 г., как известно, вынуждены были сразу же построить новую усадьбу, потому что старая сгорела. Место для нее нашли за Большим прудом, на востоке. Если прежняя усадьба располагалась в центре села, то новая разместилась в стороне от него. И совершенно точен был поэт, когда писал: «(...)а за прудом село дымится». Он видел село из усадьбы.

      Сейчас избы тарханских жителей находятся прямо у входа в усадьбу. Так близко село пододвинулось в 1918-1928 гг. А до того времени усадьба на суше отделялась от села левадой, т. е. совершенно открытой луговиной. Не зря А. П. Шан-Гирей писал, вспоминая о Тарханах, что простору было вдоволь. Как раз на южной стороне левады, на берегу Большого пруда, и были устроены траншеи для детских военных игр Лермонтова. До сего времени еще заметна канава, служившая границей усадьбы с селом. Эта канава отделяла леваду от села. Крестьянские дома начинались сразу же от канавы, как на ул. Бугор, так и на ул. Яшенка.

Тарханы. Автор фото: О. Авдеев.      На Бугре постройки занимали только красную, обращенную к югу сторону улицы, или так называемый Верхний порядок. Береговая сторона, если идти от усадьбы в село, была открыта вся вплоть до отрожка, пересекающего ул. Бугор. М. 3. Кузнецова (1898-1986), помнившая как хоронили, управляющего П. Н. Журавлева в 1902 г., говорила, что на береговой стороне перед отрожком было в то время только три дома и то построенных недавно. Строили Арсеньевы усадьбу, надо думать, не на голом месте. Видимо, были здесь не только благоприятные условия, позволившие окружить усадьбу каскадом прудов. Росли, видимо, здесь и деревья, которые составили основу парка. Учитывались, конечно, и возможности для осуществления бытовых нужд, где не на последнем месте стояла забота, скажем, обеспечиться питьевой водой. На усадьбе в лермонтовское время проживало до двухсот человек, вода требовалась в огромном количестве, и возить её из села в бочках было очень накладно, да и не навозишься. Для этой цели нужен был хороший колодец с неиссякаемым источником.

Вид на Тараханы с высоты птичьего полета. Автор фото: А. В. Бархатов. 1976 г.      Такой колодец был. Но это не тот, что видит каждый посетитель в овраге возле входа в усадьбу под плотиной Барского пруда. Этот колодец выкопан в 1928 г. тарханскими новопоселенцами на бывшей леваде. По фамилии тарханца, проживавшего в крайнем доме, колодец получил название «Пушкин». Пушкин колодец маловоден, вода в нем грунтовая.

      В прежние же времена на барской усадьбе в разных местах били сильные многоводные ключи. Так что в этом отношении место, выбранное Арсеньевыми, было благодатным.

      Один из таких ключей находился за теперешним каменным амбаром. Когда Арсеньевы построили плотину Барского пруда, то пруд затопил этот родник. Он долго подпитывал пруд, пока его не затянуло илом. Сорокина Екатерина Федоровна (1873-19б2) рассказывала, что в той части пруда нельзя было купаться: не подпускала ледяная вода, поступавшая постоянно снизу.

      Вообще Барский пруд до последнего времени отличался чистотой и свежестью воды, и жители, случалось, не брезговали еще в 1930-х—1940-х гг. употреблять её в пищу. О причинах загрязнения Барского пруда Шубенин Петр Федорович (1905-1984) говорил в 1983 г. следующее:

«Вода в Барском пруду всегда была чистой... неоткуда сюда было стекать грязи. Сейчас вода здесь цветет, потому что её испортили, когда лет 5—10 назад чистили этот пруд, но не дочистили... выкачали воду, а на дне много тины, взять её было нечем, и чтобы скрыть... накачали воду из болота...» (из отрога с застойной, гнилой водой в вершине Большого пруда).

      Барский пруд в настоящее время занимает площадь гораздо большую, чем раньше. Старожилы рассказывают, что отрог в северную, левую от плотины, сторону был менее чем в два раза. Значительно увеличился пруд в 1970-х гг., когда подняли его плотину выше, чем в полметра. В результате переполнения стало подмывать берега, верхний слой земли начал сползать пластами в воду, увеличивая общую площадь котлована.

      Как сообщила Сорокина Екатерина Алексеевна (р. 1901 г.),

«водослива на Барском пруду не было. Вода стекала через плотину. Плотина была ниже намного».

      То же утверждает и Фролова Акулина Васильевна (1901-1988):

«Плотина Барского пруда была пониже. Воды в нем весной набиралось не ахти сколько, и водослив был очень простой: узкая и неглубокая канавка, выложенная неполным кирпичом, боем. Перешагнуть и проехать через нее можно было свободно. Этот водослив находился поближе к Пушкиным, чем к той стороне, к каретнику, но не на середине плотины».

      В пределах бывшей усадьбы, возле западной её границы, находился другой мощный родник, бивший ключем.

«Он обнесен был, как водится, — вспоминает старожил Кузнецов Александр Иванович (р. 1923 г.), — дубовым срубом метра полтора на два. Я сам пил из этого, как его называли, Милешина колодца. Меня посылала сюда в детстве за водой мать. Очень хорошая и вкусная была вода. С Яшенки многие ходили сюда».

      Этот колодец в настоящее время скрыт водой Большого пруда и, конечно, затянут тиной. Его точное местоположение — нижний северо-западный угол Круглого сада. Этим колодцем пользовались не только жители ул. Яшенка, как указал А. И. Кузнецов. Рыбакова Нина Васильевна (р. 1922 г.) говорит, что сюда в 1930-х гг. за хорошей водой ходили и с Бугра. Бугорскую сторону от колодца отделяла протока речки Марарайки. Через нее был переброшен мостик в две доски с перилом из жерди. Когда в 1937 или 1938 году подняли плотину Большого пруда, вола затопила колодец. Третий большой родник, бывший на барской усадьбе, старожилы называют «Любовиным». А. И. Кузнецов сообщает:

«На барской усадьбе раньше был колодец против дуба Лермонтова в низине возле протоки. Протока шириной в 3-4 метра проходила под противоположным от дуба склоном оврага... Вода в нем была очень хорошая, замечательная. Бил ключ, он обнесен был срубом. К этому колодцу вела дорога из барской усадьбы пониже теплицы».

«Как спустишься по крутой аллее от барского дома мимо дуба Лермонтова, — вспоминает Рыбаков Дмитрий Константинович (р. 1918 г.), — в нескольких метрах от дуба, шага два-три левее, находился Любовнн колодец с очень вкусной холодной водой. Она била сильным ключом и никогда не иссякала, и колодец вычерпать было нельзя».

      П. Ф. Шубенин тоже вспоминал, что Любовин колодец был многоводным. Вода из него текла меж срубовин и поступала в протоку, которая пополняла Большой пруд.

      Агейчев Матвей Иванович (1899-1984) рассказывал, что к Любовину колодцу вела устланная битым кирпичом дорога, и к нему можно было ездить с бочкой в любую погоду для усадебных нужд. Подъезд нарушался только в раздополье, когда речка Марарайка выходила из русла, заливала берега и закрывала колодец. В этот период воду возили для барской усадьбы из села, а потом, со спадом воды, колодец чистили, и он снова давал чистую воду.

      Кузнецова Мария Захаровна в молодости, при управляющем Ф. А. Козьмине, по прозвищу Нехай, однажды с другими женщинами и мужчинами чистила колодец от тины после раздополья. Она же объяснила и его название. Оно возникло не в лермонтовские времена, а гораздо позднее, при П. Н. Журавлеве, управляющем имением с 1867 по 1902 г. Однажды весной на очистке колодца он увидел молодую красивую крестьянку Любовь Власову и сманил её от мужа. Сам он не был женат и таковым оставался до конца. Любовь Силантьевна жила в барском доме на правах его жены. Встреча их у колодца послужила поводом назвать его «Любовиным». Как называли колодец в лермонтовскпе времена и называли ли как — неизвестно.

Тарханы. Пруд. Автор фото: О. Авдеев.      Любовин колодец постигла та же участь, что и Милешин. Его затопило водами Большого пруда сначала в 1936-1937 гг., а потом в 1950-м, когда плотину подняли еще выше. Под водой скрылась и зеленая луговина, которая начиналась сразу же от нижней аллеи парка.

      Уровень Большого пруда не всегда бывал одинаков. Случалось, что в бурное раздополье плотину сносило. Её восстанавливали, и, конечно, никто не стремился точно соблюдать прежний уровень. Плотина могла быть и ниже, и выше прежней, в зависимости от чего зеркальная поверхность могла уменьшаться и отступать от барской усадьбы и, наоборот, увеличиваться и подступать к ней. Но у нас нет доказательств, указывающих, что когда-либо Большой пруд наполнялся так широко и высоко, как сей­час, чтобы его вершина затопила лужайку перед дубом, подошла вплотную к дубу, посаженному Лермонтовым, и стала угрожать нижним аллеям парка.

      Угроза эта нешуточная. Не говоря уже о том, что сменился микропейзаж, вода подмывает аллею по всей её длине с запада и с юга. Чтобы предупредить этот подмыв, чтобы ограничить её разрушение, приходится ограждать её плетнем и постоянно делать подсыпку грунта. Плетень через несколько лет гниет, разрушается, насыпь сползает в воду, и все приходится начинать заново.

      Недопустимо близкое соседство мемориального дуба и воды отрицательно сказалось и на самочувствии дуба. Вот что отметила в 1971 г. кандидат биологических наук В. А. Агальцова, исследовав условия содержания дуба Лермонтова:

«Рана у основания ствола превратилась в дупло с южной стороны, т. к. дерево растет на расстоянии 4,5 метров от воды и вся корневая система с этой стороны отмерла» (Проект реставрации. М., 1971, с. 50).

Дуб М. Ю. Лермонтова, погибший во время урагана 11 июня 1995 г. Автор фото: О. Авдеев.Вынужденная большая засыпка в последние годы в площадку, видимо, предохраняет в какой-то мере его систему от лишней и опасной влаги. Не будь этой засыпки, также огражденной от пруда плетнем, мемориальный дуб давным-давно стоял бы в воде. Это обстоятельство дает возможность думать, что знаменитое дерево посажено было не на берегу пруда, у самой кромки воды, а в достаточной удаленности от опасного соседства с влагой, иначе оно не достигло бы такого зрелого возраста. (Прим. админ.: Напомним, что написание данной статьи относится в 1991 г. А четыре года спустя случилось то, что неизбежно должно было случиться с этим больным деревом — 11 июня 1995 г. некогда могучий дуб не устоял перед напором сильнейшего урагана).

      На литографии Рудкевича 1842 г. с видом усадьбы со стороны Большого пруда запечатлены, правда, не совсем профессионально, но легко угадываемые барский дом и церковь Марии Египетской в гуще деревьев и кустарников. Внизу — Большой пруд. На рисунке четко обозначена чистая береговая полоса, которая тянется между прудом и парком. Сейчас её нет, она тоже скрыта под водой.

 П. ФРОЛОВ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 3 — 1991,
с. 6-7.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 70 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте