Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

 

С любовью к старине

     КРАЕВЕДЕНИЕ И ОХРАНА
     ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ
     В ПЕНЗЕНСКОМ КРАЕ ДО РЕВОЛЮЦИИ

     Работа по охране, изучению, консервации и реставрации памятников истории и культуры была начата в России задолго до Октябрьской революции. Современные принципы отношения к историко-культурному наследию неразрывно связаны с прогрессивными тенденциями в российском обществе сер. XIX — нач. XX вв.

 

Часть I


Воскресенская церковь в Пензе. Фото кон. XIX — нач. XX в.      В России после отмены крепостного права наступила эпоха мощного подъема национального и народного самосознания; этим объясняется усиливавшийся год от года интерес общества к памятникам старины, нашедший отражение и в законодательстве пореформенной России. По линии ряда министерств и ведомств начинается сбор сведений о памятниках, повсеместно организуются научные учреждения и общества для изучения и сохранения историко-культурного наследия. Интенсивно развивающиеся в сер. XIX — нач. XX вв. история и искусствознание стимулировали стремление сохранить памятники старины. Не был исключением в этом отношении и Пензенский край.

     По запросу Академии художеств через Пензенский губернский статистический комитет в 1886-1887 гг. собирались сведения о памятниках древнего зодчества и отечественного искусства (прим. 1). Для ответов на анкету Академии художеств была привлечена и общественность, причем сообщения некоторых частных лиц публиковались в «Пензенских губернских ведомостях». По запросу Московского археологического общества через статкомитет в 1888 г. собирались сведения о курганах, городищах, валах, кладах и других археологических объектах и находках (прим. 2). В губернской газете в 1891 г. (№ 116, 121, 130, 132) печатались «Списки остатков старины в Пензенской губ.» — курганов, оборонительных валов, городищ. В 1901-1902 гг. сведения о памятниках старины и памятниках «новейшего времени, воздвигнутых и воздвигаемых в честь высочайших особ» собирались по губернии через канцелярию губернатора в исполнение циркуляра Министерства внутренних дел (прим. 3).

ХОХРЯКОВ Владимир Харлампиевич (1828—1916), педагог, историк; первый собиратель материалов для биографии Лермонтова и рукописей поэта.     Изучение истории нашего края заметно активизировалось с созданием в 1901 г. Пензенской губернской ученой архивной комиссии. Бессменным председателем этого научного учреждения был Владимир Харлампиевич Хохряков (1828-1916) — прогрессивный общественный деятель и педагог, замечательный историк-краевед, первый собиратель материалов для биографии М. Ю. Лермонтова и рукописей поэта. Некоторые произведения и письма Лермонтова стали известны только благодаря Хохрякову, передавшему их в 1870 г. Публичной библиотеке в Петербурге. Хохряков работал преподавателем дворянского института, а затем губернской гимназии во время пребывания в Пензе И. Н. Ульянова, с которым состоял в дружеских отношениях. Служебные контакты между ними продолжались и после выезда Ульянова из Пензы. Имя В. X. Хохрякова как видного просветителя народов Среднего Поволжья заслуженно стоит рядом с именем И. Н. Ульянова.

     Пензенская архивная комиссия кроме выполнения своей основной задачи — создания исторического архива, историко-археологического музея и разработки местной исторической тематики — занималась также изучением и охраной памятников старины. Их учет начал Pokrovskaya Zterkov WПокровская церковь.проводиться в первые же годы существования комиссии (прим. 4). Приведем несколько примеров, характеризующих эту сторону ее деятельности. Настоятель пензенской Покровской церкви (прим. 5) в 1911 г., перед началом работ по замене главного инокостаса, запрашивал архивную комиссию, не будет ли с ее стороны каких-либо возражений (прим. 6). В 1914 г. архивной комиссией, за подписью губернатора, было сделано предписание пензенскому полицмейстеру (прим. 7):

«Имея ввиду, что на том месте, где в настоящее время начаты работы по сооружению Дома им. В. Г. Белинского (говорится о Пензенской областной библиотеке, ул. Белинского, 10. — Авторы), в старые годы была крепость, а потому при производстве земляных работ весьма возможно могут быть обнаружены какие-либо предметы древности или подземные сооружения, предлагаю Вам при посредстве чинов вверенной Вам полиции иметь надлежащее к тому наблюдение и в случае обнаружения чего-либо заслуживающего внимания в историческом или археологическом отношении немедленно мне доносить» (прим. 8).

Trudy Penzenskaya UAK 1905 3Обложка третьего тома Трудов Пензенской ученой архивной комиссии, издание 1905 г.В 1915 г. архивная комиссия просила настоятеля пензенской Спасо-Преображенской церкви не производить после бывшего в церкви пожара

«никакого ремонта без предварительного согласия архивной комиссии так как (...) церковь (...) представляет в архитектурном отношении громадный интерес» (прим. 9).

В том же году архивная комиссия предприняла меры по охране Мокшанского сторожевого вала — памятника фортификационного строительства 2-й пол. XVII столетия, находившегося в ряде мест под угрозой уничтожения в связи с хозяйственной деятельностью населения (прим. 10).

     На юго-восточную часть территории Пензенской обл., относившейся раньше к Сердобскому, Петровскому и Кузнецкому уездам Саратовской губ., до революции распространялась деятельность Саратовской губернской ученой архивной комиссии. Её работа по сравнению с Пензенской архивной комиссией была более продолжительной (с 1886 г.) и интенсивной, о чем можно судить хотя бы по издательской деятельности обеих комиссий: Пензенской комиссией было опубликовано три выпуска «Трудов», Саратовской — более тридцати.

Часть II


     В нашем кратком обзоре необходимо остановиться на истории вопроса о Черкасском остроге — предшественнике Пензы XVI — 1-й пол. XVII в. Во 2-й пол. 1970-х гг. эта проблема приобрела характер плодотворной дискуссии на страницах «Пензенской правды» благодаря ряду статей и заметок пензенских краеведов (К. Вишневского, Н. Инюшкнна, Е. Самой­лова, М. Лебедева, П. Смилыевича, В. Година, О. Савина, Г. Мясникова). Кроме своей конкретной цели — выяснить реальную возможность существования Черкасского острога — эта дискуссия имела большое значение еще и потому, что пробудила интерес к истокам пензенской истории у самых широких кругов читателей.

     Не касаясь существа вопроса о Черкасском остроге, мы хотим отметить, что первые сообщения на эту тему появились еще в 40-х годах прошлого столетия, одновременно с возникновением местной неофициальной печати (прим. 11). Об особом внимании пензенского общества 2-й пол. ХIХ в. к памятникам, связываемым с Черкасским острогом, говорит протокол заседания строительного отделения Пензенского губернского правления от 25 мая 1882 г., на котором рассматривался вопрос о восстановлении полуразобранной за ветхостью в 1874 г. каменной Воскресенской церкви (Старый Спаситель) (прим. 12). В протоколе приведен акт осмотра церкви епархиальным архитектором Бетюцким. По его мнению

«храм был построен в царствование (...) Ивана Васильевича Грозного».

В заключение акта архитектор предложил сохранить оставшуюся часть здания и сообщил, что работы по восстановлению церкви изъявила желание произвести на свои средства кавалерственная дама вдова статского советника Мария Михайловна Киселева.

Вид Пензы с северо–востока. Гравюра П. Т. Балабина с рисунка М. И. Махаева, сделанного по рисунку А. И. Свечина. 1760-е гг.     К 1884 г. церковь была восстановлена, и в таком виде, только без колокольни, сохранилась до наших дней (находится на территории бывшей Старо-Черкасской слободы у железнодорожного моста через Суру). Однако Бетюцкий ошибался, говоря о столь древнем возрасте здания: Воскресенская церковь была выстроена в камне лишь в сер. 1790-х гг. До этого времени на ее месте стояли две деревянные церкви, Архангельская, построенная в послепетровское время, и Воскресенская, сруб которой был поставлен, вероятно, еще до основания в 1663 г. крепости и города Пензы. Эти деревянные церкви хорошо различимы на виде Пензы, гравированном в 1769 г. в Академии наук но рисунку 1764 г. (автор рисунка подполковник Александр И. Свечин, гравер Патрикий Тимофеевич Балабин) (прим. 13). Вполне вероятно, что зарисованная Свечиным Воскресенская церковь уже не являлась первой постройкой того же имени в Черкасской слободе. Но сколько бы раз Воскресенская церковь не перестраивалась, она всегда оставалась храмом, где хранилась одна из наиболее чтимых святынь города:

«В сем храме, — читаем в справочнике «Церкви, причты и приходы Пензенской епархии» (1896), — в течение полугода находится икона Христа Спасителя (а другую половину года — в Богоявленской церкви), почитаемая жителями чудотворною. Икона эта, по преданию, прислана в г. Пензу царем Иоанном Грозным после его похода на Казань».

КИСЕЛЁВА Мария Михайловна (1798-1887), благотворительница, попечительница о бедных и нуждающихся.      Нас же, в данном случае, интересуют не столько причины ошибочной датировки Воскресенской церкви архитектором Бетюцким, сколько сам факт заботливого отношения пензенского общества 2-й пол. XIX в. к памятникам старины. В связи с этим коротко скажем о М. М. Киселевой (рожденной княжне Чегодаевой) — известной благотворительнице. Наиболее крупным пожертвованием Киселевой и ее мужа было устройство и обеспечение капиталом Пензенской, имени Александра и Марии Киселевых, богадельни, открытой в 1859 г. (в настоящее время на усадьбе и в постройках бывшей богадельни размещается городская инфекционная больница). М. М. Киселевой вести дела помогала проживавшая в Пензе племянница — кузнецкая помещица Александра Степановна Радищева, по отцовской линии приходившаяся племянницей А. Н. Радищеву (сестра Марии Михайловны, Варвара Михайловна Чегодаева, была замужем за Степаном Николаевичем Радищевым — братом писателя-революционера).

     К концу XIX в. в России были достигнуты значительные успехи в Спасо-Преображенская церковь Старейшее здание Пензы, построенное в 1735-1740 гг области теории и практики реставрационного дела. В какой-то степени они повлияли и на проводимые в Пензенской губ. работы по ремонту наиболее ценных в историко-художественном отношении зданий. Это хорошо видно на примере пензенской Спасо-Преображенской церкви, стоящей на спуске одного из самых крутых городских склонов. В сер. XIX в. оползание грунта привело к смещению фундамента и образованию трещин в стенах восточной (алтарной) части здания. Большую роль в этих процессах играли антропогенные факторы: во-первых, в нач. XIX в. недалеко от алтаря была устроена дорога, что привело к увеличению крутизны склона, и, во-вторых, грунт вокруг алтаря был рыхлым, так как в этом месте находилось кладбище Спасо-Преображенского монастыря, существовавшего здесь с 1689 по 1794 г. Поставленные в 1870-х гг. контрфорсы весьма незначительно укрепили фундамент Спасо-Преображеиской церкви, в связи с чем в 1900 г. были предприняты более крупные ремонтные работы под руководством М. Рудкевича. Производители работ, сознавая историко-художественное значение церкви, не пошли по пути перестройки алтарной части. Вместо этого был укреплен, используя сложные технические приемы, бутовый фундамент и проведена частичная замена кирпичной кладки (прим. 14). Так спасли от дальнейшего разрушения Спасо-Преображенскую церковь — старейшее здание Пензы, построенное, главным образом, в 1735-1740 гг. В 1931-1985 гг. здесь размещался Государственный архив Пензенской области. В настоящее время здание церкви передано областной библиотеке и решается вопрос о его дальнейшем использовании.

     Работы по ремонту Воскресенской и Спасо-Преображенской церквей разделяют менее чем два десятилетия. Однако, если в первом случае мы видим лишь желание восстановить исторический объект, хотя бы и в совершенно новом архитектурном оформлении, то во втором случае налицо вполне строго научный подход к сохранению памятника старины. Пример со Спасо-Преображенской церковью показывает, что до революции в нашем крае проводились качественные, хотя и единичные, работы по консервации памятников архитектуры.


Примечания


     ПРИМЕЧАНИЯ:

     1. Госархив Пензенской области (ГАПО), ф. 9 (Пенз. губстаткомитет), оп. I, д. 463.

     2. ГАПО, ф. 9, оп. 1, д. 482.

     3. ГАПО, ф. 5 (Канцелярия пенз. губернатора), оп 1, д. 7295.

     4. ГАПО, ф. 131 (Пенз. губ. ученая архивная комиссия), оп. 1, д. 6.

     5. Усадьба церкви находится на углу улиц Покровской и Поперечно-Покровской (ныне Калинина и Чкалова). В настоящее время епархия и община Покровской церкви, восстановленная в 1989 г., ведут реставрацию храма.

     6. ГАПО, ф. 131, оп. 1. д. 18, л. 1-2.

     7. ГАПО, ф. 131, оп. 1, д. 49, л. 1.

     8. Губернаторы были непременными попечителями архивных комиссий, т. е. являлись руководителями этих правительственных учреждений по должности; председатели комиссий, избираемые их почетными и действительными членами, формально находились в подчинении губернаторов. Этим объясняется возможность архивных комиссий давать распоряжения, всем без исключения должностным лицам губернии. Надо заметить, что пензенские губернаторы, будучи людьми высокообразованными и стоявшими по развитию своему на уровне достижений науки и культуры того времени, не тяготились этой своей обязанностью. Если к тому добавить, что правитель дел Пензенской архивной комиссии, фактический ее руководитель, видный краевед и всероссийски известный ученый-пчеловод Владимир Павлович Попов (1862-1918) был старшим советником Пензенского губернского правления, часто исполняя обязанности вице-губернатора, будет понятен тот авторитет, которым пользовалась архивная комиссия в Пензе.

     Забота пензенских властей о сохранении возможных находок в культурном слое почвы и грунта имела место и до открытия архивной комиссии. Так, в 1897 г. губернатор обращался к инженеру Шульгину, руководившему прокладкой водопровода в Пензе, о соответствующих распоряжениях для доставления в статкомитет предметов старины, если такие будут обнаружены при земляных работах (ГАПО, ф. 9, оп. 1, д. 631. л. 14).

     Часто важность своевременного оповещения компетентных организаций об археологических находках сознавали сами производители каких-либо работ, например, главный инженер Общества железнодорожных ветвей Центрального района, обратившийся в 1913 г. в Московское археологическое общество по вопросу прокладки железнодорожного полотна от Чембара до Башмаково и от Ниж. Ломова до ст. Выглядовка, в богатой курганами местности. Пензенский губернатор после обращения археологического общества в архивную комиссию сделал распоряжение полиции Чембарского и Нижне-Ломовского уездов о немедленном оповещении его в случае обнаружения археологических находок (ГАПО, ф. 131, оп. 1, д. 44, л, 1-10, 22, II об.).

     К сожалению, в нашу эпоху массовых раскапываний и перекапываний Пензы во всех направлениях, да и вообще, как полагают многие, в более просвещенное время, чем до революции, мало кого заботит возможность обнаружения археологических находок и изучение культурного слоя почвы и грунта (в среднем он составляет в старой части города ок. 1,5 м и содержит в себе интересные сборы и ценные наблюдения). Есть случаи кощунственного (в буквальном смысле) отношения к археологическим находкам. Таким примером является разграбление захоронений пензенских иерархов, ранее находившихся, за стенами снесенного в 1930-х гг. Кафедрального собора, происшедшее в 1987 г. при прокладке подземных коммуникаций в южной части Советской пл. (бывш. Соборной), в створе Московской.

     Разве что милиция иногда обратит внимание на найденные останки. Так, в частности, было в 1988 г. при рытье траншеии на ул. Горького (бывш. Рождественской), во втором квартале от реки. Адресовались тогда в краеведческий музей. Но сотрудники сами ответа не знали, по причине чего обратились с этим вопросом к одному из авторов данной статьи. Разъяснение было такое: по-видимому, раскопаны захоронения кладбища, существовавшего до конца XVIII столетия при Рождественской церкви (массовые захоронения при церквах, расположенных в городской черте, были запрещены в екатерининское время в санитарных целях); территория старинного кладбища попала на проезжую часть улицы в связи с тем, что в кон. XVIII — нач. XIX в. было проведено урегулирование планировки Пензы в соответствии с генеральным планом города, утвержденным Екатериной II 6 октября 1785 г., и но многих случаях места, бывшие некогда улицами, оказались внутри кварталов и наоборот.

     9. ГАПО, ф. 131, оп. 1, д. 57, л. 4.

     10. ГАПО. ф. 131. оп. 1, д. 57, л. 1-3.

     11. Горо-Преображенскнй А. Основание Пензы   восходит ранее 1666 г. — Газ. «Пензенские губернские ведомости», 1846, № 34.

     12. ГАПО, ф. 6 (Пенз. губ. правл.), оп. 1, д. 5585, л. 81-84.

     13. В 1766-1767 гг. натурный рисунок Свечина в Академии наук перерисовали: известный художник Михаил Иванович Махаев и его ученик Василий Усачев, «погрешности исправя». Гравюра была исполнена по перерисованному виду Пензы (Алексеева А. М. Документы о творчестве М. И. Махаева. — В сб. ст.: Русское искусство XVIII — 1-й пол. XIX в. М., 1971, с. 238-268, 272-278, 293-294.

     14. ГАПО, ф. 132 (Коллекция документов Пенз. губ. ученой архивной комиссии), оп. 1, д. 247.


О. ПУГАЧЕВ,

А. ФАТЫХОВА,

С. ШИШЛОВ.

 

Опубликовано: «Пензенский временник любителей старины», № 1 — 1991,
с. 11-13.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Кто на сайте

Сейчас 56 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте